Victory M (lakevirgin) wrote in sherlock_series,
Victory M
lakevirgin
sherlock_series

Рецензия Марка Гэтисса на книгу Энтони Горовица "Дом Шёлка"

Не прошло и двух лет, как рецензия на "Дом Шёлка" Энтони Горовица, написанная Марком Гэтиссом, была переведена. Оригинал взят отсюда.
За контроль качества перевода приношу благодарность vivalabeat.

Фото - исключительно для привлечения внимания, под катом ещё парочка. 

В новом романе Энтони Горовица о Холмсе доктор Уотсон рассказывает о его последнем деле 
Если говорить о Конан Дойле, то он всегда был человеком жестоким. Сэр Артур, несмотря на собственную гениальность, крайне низко ценил своё самое знаменитое творение – Шерлока Холмса. "Вы можете женить его, убить его, можете делать с ним все, что вам заблагорассудится", - таков был его знаменитый ответ на просьбу разрешить изменить детали в пьесе о Холмсе. 

К счастью, весь остальной мир считал иначе, и каждое новое поколение вновь воскрешает и открывает для себя "думающий механизм" с Бейкер-стрит. Сейчас он везде – в блокбастерах Гая Ричи и, как современный герой, в сериале "Шерлок" канала BBC, который я создавал вместе со Стивеном Моффатом. 

Дойл, небрежный гений, оставил нам в наследство всего 56 рассказов и 4 повести, в которых действуют бессмертные Холмс и Уотсон. С тех пор писатели самые разноплановые, от Джона Диксона Карра до Стивена Кинга, пытались восполнить содержимое знаменитой почтовой посылки, в которой находились неопубликованные произведения. И вот сейчас Общество Дойла впервые дало официальное разрешение на продолжение великой саги, и обратилось с этим к блестящему Энтони Горовицу.
[Горовиц, как сказал бы инспектор Лестрейд, всегда в форме]

Горовиц, как сказал бы инспектор Лестрейд, всегда в форме. Помимо обретших огромную популярность шпионских романов для детей об Алексе Райдере, он написал множество сценариев для ранних телевизионных экранизаций "Пуаро" Агаты Кристи и "Чисто английского убийства", иной раз впечатляюще ужасающих. Результатом его работы с Холмсом стал строгий, аутентичный и стильный "Дом шёлка". 


Для меня, как для человека, с детства маниакально увлечённого Холмсом, одним из самых больших удовольствий был поиск того, что мы можем назвать "стилизацией, доведенной до совершенства". Именно таково произведение, о котором мы говорим. Почти все выбирали для себя наиболее выгодную позицию, превращая свои произведения в утраченные части канона, но вряд ли это было целью Горовица. Начало"Дома Шёлка" рисует нам Уотсона, уже давно вышедшего на пенсию, и в тишине своего уединённого дома пишущего о последнем деле Холмса, в то время как сам Великий Детектив уже мёртв. "Прошёл год с тех пор, как Холмс был найден в его доме в Даунсе, вытянувшимся на кровати и тихим, с тех пор, как его великий ум замолк навеки". Это придаёт всему приключению оттенок меланхолии, и несколько расходится с веселым настроем, с которым нам приходилось иметь дело в других произведениях. 

Большинство стилизаций склоняются к одному из двух: либо они пытаются наиболее эффектно приблизиться к оригинальным рассказам (например, в чудесном "Деле о серебряной пряжке" Дениса Смита разгадка оказывается связанной с политиком, маяком и дрессированным бакланом) либо сталкивают Холмса с новым ужасным врагом (часто им оказывается Джек-Потрошитель). Некоторые же, самые отвратительные из них, заталкивают в одну историю всех персонажей, которые когда-либо поднимались по 17 ступенькам дома на Бейкер-стрит, и это производит впечатление заваленной посудой кухонной раковины, убивая все очарование первоначальной идеи. "Дом Шёлка" остается по большей части совершенно замечательным и очень правильным. 

Ловкая дедукция приводит нас морозной ноябрьской ночью к таинственному посетителю квартиры на Бейкер-стрит и подозрительном тайном обществе, созданном в Америке выходцами из Ирландии, известном как  "Банда в кепках". Дойл, с его любовью к Новому Свету, наверняка с радостью бы поприветствовал это, а мотивы "Пляшущих человечков", "Этюда в багровых тонах" и "Долины Ужаса" сразу же приводят читателя в состояние расслабленного спокойствия. 

Мы в самых надежных руках, и плавный неторопливый темп повествования напоминает нам о великолепном крепком и  совершенно современном стиле Дойла. Встречаются несколько забавных ошибок, например, брат Холмса Майкрофт появляется "на Бейкер-стрит, где он никогда не бывал у нас до того, и никогда более не побывает". Читатели "Чертежей Брюса-Партингтона", конечно, вежливо с этим не согласятся. Впрочем, это мелкие придирки. 

Горовиц привнес в текст множество собственных остроумных находок, таких, как описание, которое даёт Уотсон оборванной Нерегулярной армии Бейкер-стрит, беспризорных мальчишек, глаз и ушей Холмса на переполненных улицах Лондона. "Ему вряд ли было больше 13 лет, как и всем из них, но он был почти взрослым. Ведь детство - это первая бесценная монета, которую бедность крадет у ребенка". 

Нерегулярная армия играет большую роль в деле с момента своего первого появления, когда Холмс и Уотсон оказываются втянутыми в темный и вызывающий страх заговор, в котором непосредственно фигурирует тот самый таинственный Дом Шёлка. Должен заметить, что сам род их деятельности производит впечатление некоторого диссонанса. Но, возможно, я просто пока к этому не готов, как мир не был готов к появлению гигантских крыс с Суматры*. 

Здесь есть убогий опиумный притон и ужасающая цепь событий, которая приводит к тому, что Холмс будет обвинён в убийстве и заключен в тюрьму (ведущая к многословному, как в истории о собаке Баскервилей, отступлению от основного сюжета, который должен придать повести большую достоверность). Финальное разоблачение, несмотря на то, что в него достаточно трудно поверить, оказывается забавным и эксцентричным, как и всё у Дойля, всегда находившего выход из ситуации, так, как он спас Холмса из Рейхенбахского водопада при помощи японского боевого искусства, записанного с орфографическими ошибками.  

И всё же браво, мистер Горовиц. Будем надеяться, что знаменитая почтовая посылка заключает в себе ещё много дел, ждущих того, чтобы их извлекли. "Человек великолепен - но и произведен­ие тоже", - как мог бы сказать Жорж Санд Гюстав Флобер. 



* Отсылка к началу рассказа "Вампир из Сассекса". Спасибо nik_ignatchenko за наводку. 

И просто пара фото, для настроения (по клику увеличиваются).




Tags: Марк Гэтисс: другие проекты, Марк Гэтисс: фото, Шерлок и Холмс
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author