August 3rd, 2014

Для поклонников Мартина Фримана и Аманды Аббингтон

5 октября в Hertford Theatre (Хертфорд - пригород Лондона) в рамках детского книжного фестиваля состоится встреча с Мартином Фриманом и Амандой Аббингтон в формате "вопросы-ответы" и специальный показ His Last Vow.
Билеты уже в продаже, стоимость всего £ 5.




Кроме того, в этот же день чуть позже там состоится отдельное интерактивное мероприятие, где Аманда будет читать отрывки из детских книг. 

Гамлет, принц детский

Временный пост: итоги расследования.






Методом демократической дедукции большинство холмсианцев-шекспироведов опознало в чебурашке, меланхолично возлежащем то на полу, то на столе - Горацио, самого загадочного персонажа великой пьесы Великого Барда.

(Поколения исследователей бились над образом Горацио: зачем он нужен там вообще?
Парочка версий - в приложении*.)

Призрак и обе благородные дамы получили наименьшее количество голосов (хотелось бы, конечно, проследить логическую цепочку, чтоб насладиться интеллектуально!)

Не обошлось, разумеется, и без изощрённых психоаналитических инсайтов:

1Collapse )

2Collapse )

Через год и два дня проверим...Collapse )

[*Приложение: горациология]Загадка.

"... Точка зрения Льва Толстого, что многословный сей щелкопер и вообще много вздору писал, универсально объясняет, конечно, любую неясность — случайностью графоманского порыва. Стоит, однако же, признать Шекспира не обязательно гением, но хотя бы мастером, умелым ремесленником, как фигура Горацио делается загадочной.
В самом деле, как объяснить, что от первого явления до последнего половину сценического времени на подмостках присутствует персонаж, не делающий буквально ничего? Для сюжета он не нужен: Марцелл, первым увидавший Призрака, мог бы доложить об этом принцу и сразу, не проверяя своей новости на друге последнего; Гамлет обращается со своими философскими монологами к Горацио — но также и к черепу, и к самому себе; наперсником героя этот персонаж не является настолько, что Сумароков, первый переводчик пьесы на русский, сочтя необходимым по классическим канонам принца наперсником снабдить, ввел лицо совсем новое, у Шекспира отсутствовавшее, — некого Арманса.
Так, может быть, несущественная для развития действия фигура Горацио выведена ради показа интересного характера (которыми в первую очередь Шекспир и велик)? Или хоть для увеселения публики? Меркуцио — друг героя предыдущей шекспировской трагедии — в истории Ромео и Джульетты тоже существенной роли не играет, однако запоминается зрителю не меньше обоих влюбленных, вместе взятых. Не то Горацио — на его долю не досталось ни одного монолога, ни одной яркой остроты, ни одного мудрого афоризма, как и ни одной глупости: говорит он в пьесе так же мало, как и действует, и так же все как-то ожиданно, подчиненно. В основном — задает Гамлету предполагаемые тем вопросы. Смело можно сказать, что образ Горацио менее выразителен, чем даже какой-нибудь «третий горожанин» из второстепенной шекспировской пьесы «Кориолан».
Неудивительно, что невыигрышная эта роль во всех двадцати пяти экранизациях пьесы доставалась актерам средним и даже в их карьере не становилась этапом. Писатели и поэты, вообще охочие до фантазий на «гамлетовские» темы, к образу Горацио не обращаются почти совсем. В то же время, смело сокращая при постановке сцены, вычеркивая целые роли (на Таганке, например, Гильденстерна), ни один режиссер не рискнул, подчиняясь какому-то спасительному инстинкту, упразднить Горацио. Так и мается без дела на сцене от самого начала и до самого конца." (c)

Отгадка 1.

"...перед смертью принц произносит свое знаменитое: «Горацио, я гибну; ты жив; поведай правду обо мне неутоленным».
Так в конце произведения (как и положено в авантюрном жанре) автор дает нам разгадку, более существенную, чем казалось при ее поиске: присутствие Горацио на сцене не просто не случайно — именно его необъективным взглядом мы, оказывается, и следили все это время за событиями в Датском королевстве." (ibid.)

Отгадка 2.

Горацио – самый положительный герой пьесы. Более того, Горацио – это сам Шекспир. Человек-невидимка. Человек не совершавший никаких действий, и потому, не оставивший после себя никаких следов, кроме слов (художественных текстов). Ведь на самом деле мы про них обоих не знаем почти ничего, есть только версии - когда родился и где, кого любил, чем занимался, какое положение в обществе занимал.
Место Горацио в пьесе то же, что и место самого Шекспира в жизни, где-то посередине между трагическими героями и безликим хором (толпой).
Путь Горацио – путь просветления, идеальный путь для частного человека. Наблюдатель, рассказчик. Он не вовлечен, но и не равнодушен. Он всегда где-то рядом - сопровождает (Офелию), выслушивает (Гамлета), рассказывает (воинам Марцеллу и Фортинбрасу). Его подлинная жизнь происходит внутри, где борется «римлянин» и «датчанин».

Неравнодушие Горацио очевидно (он явно сочувствует Гамлету), неравнодушие проявляется и в единственном действии, которое Горацио собирался совершить, но не совершил. Он собирался выпить отраву из кубка, но сразу отказался от такого намерения по просьбе Гамлета.

Наиболее полную характеристику Горацио даёт сам Гамлет:

Горацио, ты лучший из людей,
С которыми случалось мне сходиться.

Горацио
О принц...

Гамлет
Нет, не подумай, я не льщу;
Какая мне в тебе корысть, раз ты
Одет и сыт одним веселым нравом?
Таким не льстят.
Едва мой дух стал выбирать свободно
И различать людей, его избранье
Отметило тебя; ты человек,
Который и в страданиях не страждет
И с равной благодарностью приемлет
Гнев и дары судьбы; благословен,
Чьи кровь и разум так отрадно слиты,
Что он не дудка в пальцах у Фортуны,
На нем играющей. Будь человек
Не раб страстей, - и я его замкну
В средине сердца, в самом сердце сердца,
Как и тебя.

(c)