January 18th, 2014

Меморандум о намерениях

Мороз и солнце, день чудесный!
Владелица сообщества olga_lifeline отъехала на выходные и оставила на хозяйстве меня. Пользуясь отсутствием строгой, но справедливой Администрации, проветрю помещение и вымету мусор.

За последние две недели сюда пришло много интересных, даже - интереснейших - собеседников, но заодно просочились какие-то левые люди.
Стало стрёмно заходить в комментарии к постам с фотографиями Камбербэтча: сказочные дуры льют потоки бессмысленных и безграмотных восклицаний, валятся бесконечным штабелем и щебечут, щебечут, щебечут. Целая толпа. Нашествие. Обмусоливают слухи и сплетни, роются в белье, верх остроумия - сравнить факт знакомства с женщиной с актом дефекации. Нет сил покорно ждать, когда они заспамят своим клёкотом все посты, где есть бенедиктово лицо, и ресурс будет погребён под толстым-толстым слоем глупости.

Устрою модераторский беспредел, деспотизм и тиранию, буду банить за тупость и эстетические разногласия, хей-хо!

Приятных всем выходных.

Добро пожаловать в зазеркалье!

Добро пожаловать в зазеркалье!

Рискую показаться патологически неоригинальной, но скажу, что постмодернизм, а некоторые утверждают, что уже пост-постмодернизм окончательно утвердился в культуре, искусстве и, если уж обобщать, то и в нашем сознании. Наверное, для практически любого нормального человека нет принципиальной разницы, в какой культурной ситуации он живет. Философские и искусствоведческие вопросы существуют сами по себе, а человек как таковой – сам по себе (мухи отдельно, а котлеты отдельно). Но раз уж я взялась рассуждать об искусстве, а «Шерлока» лично для себя я бесспорно отношу к искусству, то придется слегка «потеоретизировать».

Постмодернизм в искусстве и постмодерн в жизни связывается с тем, что все мы погружены в большой Текст, а в последнее время и Гипретекст (хвала или хула Интеренету), на нас сваливается лавина информации, одно событие или явление провоцирует интерес к другому, другое – к третьему, третье – к «энному», перед мысленным или реальным взором проносятся лица, цитаты, фрагменты, выстраиваются ассоциативные ряды, возникает дежавю, чистота и незамутненность восприятия нарушается аллюзиями и реминисценциями, возникают ряды отражений и соответствий, как в зеркальной галерее, где сложно отличить оригинал от отраженного двойника - возникает стойкое ощущение, что остановить это путешествие сквозь время и пространство практически невозможно. Так продолжается, пока мы не приходим к самому интересному – к той отправной точке, которая всю эту цепную реакцию и спровоцировала. Вот здесь-то, наконец, на долю секунды, можно выдохнуть и попытаться осмыслить, что же это все-таки было, связать хотя бы часть ниточек воедино и вынырнуть из зазаркалья? Примерно так на меня подействовала последняя серия «Шерлока» и я возьму на себя смелость попытаться облечь в вербальную форму то, что при просмотре переживала на уровне эмпирическом, обращаясь только к тому, что непосредственно было в сюжете и не обращая внимания на отсылки ко всему культурному наследию, щедро разбросанному по фильму («азъ есмь червь неразумныи», и такая задача мне не под силу).

Уже неоднократно велись дискуссии о двойниках, перекличках, параллелях, которые авторы подкидывают искушенному или не очень мозгу зрителя, заставляя его чувствовать себя Алисой, которая попала в Зазаеркалье. Сюжетная ткань и тот самый Текст с большой буквы Т, которым располагает фильм, провоцирует на то, чтобы сопоставлять, анализировать, тянуть за одну ниточку, чтобы распутать весь клубок (или распустить весь шарф, тут уж кому как повезет). Последняя серия третьего сезона, как мне показалось, буквально на глазах двоится или это уже у меня двоится в глазах, предлагая нам разбираться в отражениях и складывать осколки зеркала, складывая из них что-то новое.

Этот эффект зеркальности проявляется практически на всех уровнях: на зрительном (Шерлок и Джон отражаются в зеркальной стене офиса МаГНУСсена и на секунду теряешь представление о том, где реальность, а где ее копия), на слуховом (на уровне ощущений мне показалось, что все реплики Джона в притоне да и его действия прекрасно «ложатся» на поведение Шерлока, слова как будто должны быть произнесены другим голосом, точно не принадлежащим Ватсону), на обонятельном (и Мэри и шантажируемая дама пользуются одним и тем же парфюмом, название которого кстати отправляет нас в дальнейшее «путешествие» - к музыке Дебюсси). Чем дальше, тем «зеркалистей», а также «страньше и чудесатей», потому что принцип удвоения или, может, даже «утроения» затрагивает и событийный уровень. Сцена смерти-спасения Шерлока происходит напротив зеркала, и тут приходиться считаться не только с тем, что здесь есть действительное отражение, но и с тем, что зеркало было в «Скандале…» и именно пред ним размахивали оружием. Два зеркала, три ключевых персонажа, один из которых Женщина (или женщина, право, не знаю, как уместней), два разнонаправленных выстрела. Не правда ли, в глазах двоится? А теперь вспомним о том, что Ирэн мы знаем под именем Той Женщины, а Мэри в «Его последнем обете» тоже неоднократной называют просто женщиной, хотя, конечно, она тоже совсем не просто.

Поле этого двоиться начинает буквально все: две сцены перекура братьев (в «Скандале» и в «Обете»), два (!) пальто в кадре, две мнимых смерти, два гаджета, пароли от которых откроют все тайны мира, две фанатки (мнимая в «Рейхенбахском падении» и вполне себе реальная в «Катафалке» и «Обете»), две угрозы быть обвиненными в государственной измене, два предложения руки и сердца, которые сопровождаются определенной долей лжи или хотя бы притворства… и так далее и так далее. Думаю, что нетрудно вспомнить еще множество таких ситуаций и персонажей-двойников. Братьев Холмсов теперь оказывается и вовсе трое, да и сомнения насчет единичности (не знаю, как еще это назвать) Мориарти тоже закономерно возникают. Безусловно то, что я перечислила, не охватывает, наверное, и 10 процентов от того, что удваивалось, отражалось, играло на самом деле, но даже этого мне оказалось достаточно, чтобы погрузиться в какой-то совершенно иной по способу организации мир, в другую и в то же время тесно связанную с нашей ноосферу. На экране возник огромный гипертекст, оснащенный своеобразными перекрестными ссылками, которые заставляют постоянно обдумывать и осмысливать, а не просто сидеть в кресле, блаженно растекшись по нему от удовольствия.

Не знаю, как у вас, но для меня ассоциации второго и, тем паче, третьего порядка в сериале – это уже высший пилотаж и кружево, настолько тонко сплетенное, что реальность сквозь него проступает как будто в дымке. И самое для меня удивительное, что из Зазеркалья совсем не хочется возвращаться в реальный мир, потому что все настолько точно, правильно, идеально – гармония, поверенная алгеброй, – что несмотря на разрозненность ассоциаций, не покидает уверенность в том, что все стеклышки в калейдоскопе, все зеркальные осколки, рассыпанные бриллиантами по Тексту, обязательно соберутся в единое целостное полотно, как витрина в сокровищнице, разбитая Мориарти. Тогда блаженство будет полным, а пока нам остается наслаждаться удивительной игрой в ассоциации, которую нам заботливо подкинули создатели. И да, добро пожаловать в Зазеркалье!

Ой где был я вчера - не найду хоть убей

Бенедикт Камбербэтч на голливудских тусовках

На прошлой неделе в Лос-Анджелесе состоялась 71-я церемония вручения наград премии «Золотой глобус», на которой фильм "12 лет рабства" был признан лучшим в категории "драма".
В такие дни в Голливуде одновременно проходят десятки мероприятий, звёзды перемещаются с одного на другое, и довольно трудно разобраться, что, где, когда и в какой последовательности происходило, так что пусть это просто будет в одном посте.


Х

Read more...Collapse )