aneitis (aneitis) wrote in sherlock_series,
aneitis
aneitis
sherlock_series

Categories:

"Шерлок": за кулисами

По статье Тима Мартина в Тelegraph

В гостиной на Бейкер стрит 221B что-то изменилось. Место ноутбука Уотсона заняла клацающая пишущая машинка, череп бизона на стене лишился своих ироничных наушников, из окна открывается вид на мрачные многоквартирные дома 19 века.



"Я подумал: наконец-то у меня будет чёртова стрижка! Мы можем избавиться от этой нелепой копны кудряшек на голове", - говорит Бенедикт Камбербэтч, сияя от радости в гримёрной Бристольской студии. Что ж, это его желание сбылось: сегодня волосы Камбербэтча приглажены и зачёсаны назад в стиле викторианского джентльмена, и он щеголяет в твиде и тугом воротничке. "А потом я подумал - да вы с ума сошли, - продолжает он. - Я в самом деле не мог представить, как они собираются с этим управиться".

Как и его коллеги, он может касаться только общеизвестных шерлокианских вопросов. Грядёт четвёртый сезон ("Я сказал, что мы начнём снимать в течение года - не какого-то конкретного года", - заявил Гэтисс), и Камбербэтч демонстрирует свою самую дипломатичную улыбку, когда его спрашивают, как этот викторианский кусок связан с современным сериалом - или каким образом будет разрешён клиффхангер, которым завершился последний сезон. "Хорошая попытка, хорошая попытка", - с усмешкой бормочет он, признавая лишь, что путешествие в 19 век хотя и "предпринято для забавы, но выдаёт при этом кое-какие авансы. Оно не просто само по себе".

Он чувствует себя гораздо свободнее, описывая, как ему нравится исследовать оригинальный характер, созданный Конан Дойлом: "Он человек слегка выпадающий из своего времени, и вернуть его обратно в его эпоху - просто удовольствие. То, что я пытался немного протащить в современную версию - его стать, осанка - все эти вещи делаются с помощью костюмов: воротнички, дирстокеры, пелерина. Это просто наслаждение".



Перемещение в эпоху учтивости, однако, не оказывает влияния на беспощадную прямоту Шерлока. "Он меритократ, - говорит Камбербэтч. - Он пробивается через толпу посредственностей. Для него не имеет значения, принадлежите вы к высшему обществу или управляете двухколёсным кэбом: он оценивает вас исключительно по вашим достоинствам, а не по социальному положению. Так что да, он остаётся резким. Он резок с идиотами, напыщенными людьми и сексистами. Он до некоторой степени крестоносец в этом отношении".

Фриман, который в образе Уотсона щеголяет в огромных накладных усах, напоминающих гусеницу, рассказывает: "Мы стараемся не делать это свысока и не воображать о себе слишком много. Порой, когда снимают фильм, скажем, о семидесятых, это просто способ посмеяться над людьми прежних лет. Я не нахожу это очень увлекательным".

На самом деле, продолжает он, отнесение действия в историческое время требует вносить не так уж много поправок: "В наши планы не входило внезапно представить зрителям совершенно другой персонаж или стилизацию, но это подтягивает физически и словесно".

Удивительная теплота отношений Холмса и Уотсона выдерживает перемещение в накрахмаленную эпоху. "Думаю, разница в том, что у викторианского Уотсона больше терпения, - говорит Фриман. - По сравнению с современным Уотсоном он гораздо более великодушен в своих проявлениях, полагая, что его друг гений. Современный Уотсон, безусловно, тоже считает своего друга гением, но вместе с тем занозой в заднице".



На съёмочной площадке идёт подготовка к следующей сцене: Моффат с Гэтиссом расхаживают вверх и вниз по лестнице. Наблюдать за этим дуэтом едва ли менее увлекательно, чем за Холмсом и Уотсоном: Гэтисс высокий, худощавый, светловолосый и бодрый, в то время как Моффат приземистый, темноволосый и угрюмый, но лёгкость, с которой они заканчивают фразы один за другого, говорит о долгой дружбе и сотрудничестве.

Викторианский эпизод, осмотрительно объясняет Гэтисс, не является осуществлением давней мечты: "Ведь это могло бы означать, будто мы нехотя делали его современным, чтобы в конце концов добраться до этого. Мы в шутку обсуждали такую идею долгое время, но ведь это невероятно заманчиво - сделать оба варианта. Единственными, кто сыграл Холмса и Уотсона как в историческом времени, так и в современности, были Бэзил Рэтбоун и Найджел Брюс". Моффат кивает: "Нужно было достичь такого успеха, какой мы имеем сейчас, чтобы сделать что-то настолько сумасшедшее".

На самом деле, по словам Моффата, детально разработанные викторианские атрибуты на съёмочной площадке представляют собой "ленивую версию" работы сценариста: "Все наши мысли были устремлены к тому, чтобы найти эквиваленты для сегодняшнего дня". Перенесение отношений героев Камбербэтча и Фримана в прошлое по сути "было ровно тем же самым трюком, какой мы осуществили несколько лет назад в "Этюде в розовых тонах". Мы сказали: смотрите, ведь это всё ещё Шерлок Холмс, не так ли? Даже если мы изменили всё".



К разговору присоединяется Аманда Аббингтон, сыгравшая в последнем сезоне жену Уотсона, которая была изображена как убийца со смертоносным прошлым. "Мы сохранили искристость и блеск Мэри, - говорит она твёрдо. - Её образ получился немного бессвязным, и мы не хотим это потерять".

Она смеётся, когда её спрашивают, применяется ли у них в семье запрет на "Шерлока": "Разумеется, нет! Мы смотрим его всей семьёй. Мой сын знает несколько сцен и разыгрывает их со своей сестрой. Грейс обычно изображает убийцу, стреляющую в Джо. Нет-нет, у нас нет никакого эмбарго на "Шерлока". Мы любим его!"

Пока Камбербэтч и Фриман готовятся к возвращению на площадку, они бурчат по поводу превращения шоу в историческую драму. Фриман сетует на то, что не может одеваться сам, а Камбербэтчу приходится иметь дело со всякими историческими штуками, включая причудливые пенковые трубки - как он мрачно отмечает, "пиротехнические трубки. Это не означает, что они взрываются мне в лицо. Я просто не курю".



Широко распространено мнение, что четвёртый сезон "Шерлока" может оказаться последним, и хотя Гэтисс весело признаёт: "Заставлять людей ждать - это всё, что мы делаем: целые цивилизации возникали и рушились между сезонами "Шерлока", - но снежный ком растущей славы его актёров делает согласование их графиков всё более трудным делом. Ни один из них, однако, не выглядит озабоченным по этому поводу. "Я всегда верил в то, что мы делаем вещи до тех пор, пока нам хочется их делать", - говорит Фриман.

И если это звучит слегка зашифрованно, Камбербэтч выражается более определённо. "Я не знаю другого актера, который был бы так избалован этой ролью, - говорит он. - Я много раз повторял, что был бы счастлив стареть вместе с ним. И Мартин, и я начали это довольно молодыми по сравнению с большинством Холмсов и Уотсонов. Так почему бы и нет?"

Tags: Шерлок: The Abominable Bride, Шерлок: фото
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author