Черная Чернушка (mckuroske) wrote in sherlock_series,
Черная Чернушка
mckuroske
sherlock_series

Categories:

Zurich - part 2

Cabin Pressure: 5.02 Zurich Part 2
Цюрих, часть 2

АРТУР: Привет, Тиффи, это я! Ты, конечно, извини, но я, наверное, немного опоздаю на твою лошадиную наездку. … А, да, выездку, ага… Да нет, я бы с удовольствием. Просто мне нужно отвести фургон с мороженым с пилотами на свалку… Нет, в прямом смысле. … Ну, долго рассказывать. … Правда, хочешь? Здорово. Ну, началось всё со Шкипа – ты помнишь Шкипа? Мартина? Одного из моих пилотов? Капитана… Нет, другого… Ну, у них у обоих есть фуражки, но… Да, это он. В общем, Шкипу предложили классную работу в Швейцарских авиалиниях, но он нам объяснил, что не согласится, чтобы MJN не распадались. Только потом мама объяснила ему, что ему придется принять эту работу, и что нельзя ждать счастливого конца, как в сказке, но что с нами будет все нормально, даже со мной. А, да, и вот тогда Шкип отдал мне свой фургон! А я купил шикарные тормозные колодки и тысячу порций фруктового льда и нарисовал на нем Гуфи, и теперь я – владелец фургона с мороженым. Да, но это не главное. Главное – то, что нам пришлось продать ГЕРТИ. И мы отвезли ее на аукцион, но никто не хотел ее покупать, кроме владельца свалки. Только потом появился папа, который раньше был владельцем ГЕРТИ, и поставил четверть миллиона фунтов! … Ну, почти круто, но тут я подумал, что хорошо бы, чтобы он НЕ купил ее, так что я поставил десять миллионов фунтов… нет, ты права, у меня их нет. Мама тоже это подметила. Да, но к счастью, ей удалось убедить мужика со свалки все-таки купить ГЕРТИ. Только потом Дуглас вернулся, поговорив с папой, и сказал, что нам обязательно нужно выкупить ее обратно. И мы сейчас этим занимаемся. Дуглас звонит мужику со свалки, а потом я отвезу его, Мартина и Терезу спасать ГЕРТИ пока до нее папа не добрался. … Тереза? Она принцесса Лихтенштейнская… Нет, все еще в прямом смысле. … Ну, понимаешь, это тоже длинная история. Понимаешь, она началась, когда мама и Герк… Да-да, конечно, ты права, Тиффи. Пожалуй, я тебе уже достаточно рассказал.




ДУГЛАС: Так, он готов взять двенадцать тысяч наличными.
КЭРОЛИН: Двенадцать тысяч?! Но он же заплатил всего…
ДУГЛАС: Вкладывай, чтобы приумножать1, Кэролин. Но мы должны встретиться с ним на его аэродроме. Когда приедет Герк?
КЭРОЛИН: Через полчаса.
ДУГЛАС: Хорошо. Тогда ты, Кэролин, жди его здесь. Нам придется поехать в…
МАРТИН: Только не это…
ТЕРЕЗА: В чем?
АРТУР: Так, ребята, забирайтесь .
ТЕРЕЗА: Ой, Бабайка2!
МАРТИН: Кто?!
ТЕРЕЗА: Чудовище, которое пожирает детей, из старой сказки. Откуда он на твоем фургоне?
АРТУР: Это Гуфи!
ДУГЛАС: Ну, ладно, давайте, забирайтесь.
АРТУР: Эй, постойте, здесь место только для троих.
ДУГЛАС: Мартин, тебе придется поехать сзади.
МАРТИН: Я не могу ехать сзади!
ДУГЛАС: Почему? Потому что ты капитан?
МАРТИН: Нет, потому что меня укачивает, если я не могу смотреть наружу. Сам езжай сзади.
ДУГЛАС: Я не поеду сзади! Я – разработчик плана.
МАРТИН: Ты вполне можешь разрабатывать его сзади.
ДУГЛАС: Нет, не могу.
МАРТИН: Нет, можешь.
АРТУР: Я поеду сзади. Это же весело.
ДУГЛАС и МАРТИН: Ты за рулем!
ТЕРЕЗА: Мальчики, а что, если я поеду сзади?
МАРТИН: Ой… Ну, если только… если только тебе несложно.
ДУГЛАС: Это так мило с твоей стороны.
ТЕРЕЗА: Конечно!
ДУГЛАС: Так, Артур, сначала нам нужно заехать в мой банк.
МАРТИН: Дуглас, погоди. Ты… ты правда думаешь, что ГЕРТИ чего-то стоит?
ДУГЛАС: Я в этом уверен.
МАРТИН: Но как это возможно? Если в ней что-то спрятано, мы бы давным-давно нашли это.
ДУГЛАС: Необязательно. Это может быть что-то очень маленькое. Брильянты, например.
МАРТИН: Да, Тереза?
ТЕРЕЗА: Но ты ведь говорил, что тогда, в Санкт-Петербурге, Гордон и его инженеры находились с ГЕРТИ на протяжении нескольких часов. Если это было что-то маленькое, почему он тогда это не забрал?
ДУГЛАС: Ух. Вообще-то, я об этом не подумал.
МАРТИН: Итак, это не может быть что-то маленькое, иначе он бы это забрал, и это не может быть что-то большое, иначе мы бы это нашли.
АРТУР: А что, если это что-то такое большое, что его нельзя увидеть?
ДУГЛАС: Например?
АРТУР: Великая Китайская Стена.
ДУГЛАС: Великая Китайская Стена…
АРТУР: Да. Ну, знаешь же, говорят, что Великая Китайская Стена настолько велика, что ее можно увидеть только из космоса.
МАРТИН: Нет, Артур.
ДУГЛАС: Понимаешь, Артур, ты привел факт, известный тем, что он ошибочен, и ошибочно его истолковал.
АРТУР: А, ясно.
ДУГЛАС: И даже при этом тебе не удалось сделать его верным.
МАРТИН и АРТУР: Желтая машинка.
ДУГЛАС: Впечатляюще, даже для тебя.
АРТУР: Ты хочешь сказать, что ее не видно из космоса?
МАРТИН: Не видно, но ее видно на земле. Она тянется на тысячи миль.
АРТУР: Тогда почему ее не видно из космоса?
МАРТИН: Потому что ее ширина – всего несколько футов.
АРТУР: Чего?
МАРТИН: Понимаешь, она очень большая вдоль, но очень маленькая поперек, поэтому…
ДУГЛАС: Артур, вот банк.
АРТУР: Ох! Прости, Тереза! Новые тормозные колодки. Ты как там?
ТЕРЕЗА: Я в порядке.
ДУГЛАС: Так, постараюсь побыстрее. Ждите здесь.
АРТУР: О, я знаю! Возможно, топливный бак наполнен изысканными винами.
МАРТИН: Топливный бак наполнен топливом.
АРТУР: Ой. Здравствуйте.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Это ваш фургон, сэр?
АРТУР: Ага. Правда, классный?
МАРТИН: Какие-то проблемы, офицер?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Надеюсь, что нет. Но если трое мужчин в фургоне на полном ходу тормозят перед банком, и один вбегает внутрь, а остальные его ждут…
МАРТИН: А, да. Нет-нет-нет, простите, пожалуйста, но…
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: И если на фургоне нарисован какой-то демон…
АРТУР: Это не демон! Это Гуфи!
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ясно. Вы можете рассказать, что у вас в фургоне, сэр?
АРТУР: Да, конечно.
МАРТИН: Артур…
АРТУР: Тысяча порций сладкого льда со вкусом клубники и принцесса Лихтенштейнская.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ясно. Всем выйти.




ГЕРК: Кэролин, привет!
КЭРОЛИН: Где ты был? Ты опоздал. Я жду уже тыщу лет!
ГЕРК: Вообще-то, я приехал на десять минут раньше.
КЭРОЛИН: И тем не менее.
ГЕРК: Нет, не «тем не менее». Ты думаешь: «Ах, конечно! Приношу свои извинения, Герк. Какую глупость я сказала».
КЭРОЛИН: Никогда я так не думаю.
ГЕРК: Это я уже выяснил. Ну, и как вы справились?
КЭРОЛИН: Э-э… у нас были взлеты и падения.
ГЕРК: Кто-нибудь предлагал ставки?
КЭРОЛИН: О, да, еще бы. Пожалуй, я навскидку даже не вспомню, кто НЕ предлагал ставки.
ГЕРК: Так вы ее продали!
КЭРОЛИН: Да.
ГЕРК: Замечательно!
КЭРОЛИН: …и нет.
ГЕРК: Так, у меня идея: может, ты просто расскажешь мне, что произошло?
КЭРОЛИН: Тереза?.. Забрать тебя? Откуда?... А почему они тебя там оставили?.. А почему ты ехала сзади?!




ДУГЛАС: Артур, приехали. Поворачивай сюда… Нет, остановись немедленно!
АРТУР: Это я могу.
ДУГЛАС: Мартин, вылезай.
МАРТИН: Что? Почему?
ДУГЛАС: Ты делал ставки против него, и я не хочу, чтобы он тебя вспомнил.
МАРТИН: Да он вряд ли даже видел мое лицо.
ДУГЛАС: Вылезай! Извини. Я не могу рисковать.
АРТУР: Ух ты!
ДУГЛАС: Да уж, впечатляющее зрелище, верно?
АРТУР: Да. Словно слоновье кладбище.
ДУГЛАС: Да.
АРТУР: Только с самолетами. Мне тут не нравится. Почему они все без крыльев?
ДУГЛАС: Там, куда они отправляются, крылья им не нужны… Так, думаю, это он: мужик с собаками.
БРЮС: Чем я могу вам помочь?
АРТУР: Ух ты, какие большие собаки.
БРЮС: Не обращайте на них внимания.
АРТУР: Они добрые?
БРЮС: Нет. Просто не обращайте на них внимания. Вы кто?
ДУГЛАС: Я…
АРТУР: Мы те, кто звонил вам насчет того, чтобы купить самолет.
БРЮС: Ага. И кто именно?
АРТУР: Кто именно? В каком смысле?
БРЮС: Мне сделали два предложения на эту штуку еще до того, как я приземлился. Один – какой-то пафосный тип, кто-то там Ричардсон, он предложил мне двенадцать штук, а потом австралиец через десять минут предложил четырнадцать. И кто из них вы?
АРТУР: Я просто Артур, а это…
ДУГЛАС (с австралийским акцентом): Гордон Шэппи. Рад знакомству. Это мой мальчик, Артур. Вы уж его простите. Он у меня такой застенчивый, неразговорчивый.
БРЮС: Да? А мне показалось, очень разговорчивый.
ДУГЛАС: Нет, это с ним часто случается. Он сначала разговорчивый, когда только познакомился с кем-то, а потом внезапно замыкается и не говорит ни слова. А это значит, что мне придется говорить за него. Придется потрудиться, но ничего не поделаешь. Итак, о самолете: значит, нас двое заинтересованных?
БРЮС: Да. Я уже сказал это по телефону.
ДУГЛАС: Конечно. Конечно, сказали, и я просто повторяю это для поддержания разговора. Выходит, что мы вторые. Что ж, у меня здесь наличные, и….
БРЮС: Хорошо. Документы есть?
ДУГЛАС: Э-э… вы только посмотрите. Оставил в гостинице.
БРЮС: Ну, так поезжайте и привезите, и самолет ваш.
ДУГЛАС: Хм. Вообще-то, гостиница довольно далеко.
БРЮС: Раньше поедете – раньше вернетесь.
ДУГЛАС: Конечно.
АРТУР: Можно и так, но… Пап.
ДУГЛАС: Артур…
АРТУР: У меня ведь есть мои документы.
ДУГЛАС: Артур, код «красный».
АРТУР: Нет! Не «красный»! Слушай: если ты Гордон Шэппи, а я твой сын – а так и есть – то… ой, нет… Погоди. Э-э…
АРТУР (с австралийским акцентом): …я хочу сказать, что у меня с собой мои водительские права, паря. И там написано мое имя: Артур Гордон Шэппи, и если я говорю, что он мой отец, тогда, разумеется…
ДУГЛАС: А, да. Прошу Вас: вот документы моего сына, и он подтверждает мою личность. Вас это устроит?
БРЮС: Да, вполне. А почему он так разговаривает?
АРТУР: Как – так?
БРЮС: Не знаю… как-то странно.
АРТУР: Так, слушай сюда, Брюс. Это мой акцент, и если он тебе не нравится, можешь…
ДУГЛАС: Не обращайте внимания. Он любит дразнить старика-отца.
БРЮС: А, ясно.
АРТУР: Чего?
ДУГЛАС: Вот теперь точно код «красный»!
АРТУР: Ладно.
ДУГЛАС: Итак, вот деньги наличными. И если Вы…
БРЮС: Но теперь, как вы понимаете, я подожду, пока появится этот тип, Ричардсон.
ДУГЛАС: Что?
БРЮС: Возможно, он сделает мне предложение получше.
ДУГЛАС: Я сомневаюсь. Смотрите, мы ведь уже здесь и…
БРЮС: Кажется, он тоже уже здесь.
МАРТИН: Я знаю, что ты велел ждать, но только что звонила Кэролин. Гордон…
ДУГЛАС: Именно, Гордон. Это я. Ты ведь помнишь, как меня зовут.
МАРТИН: Чего?
ДУГЛАС: Это ведь ты - Дуглас Ричардсон? Мы пару раз встречались. А я, как ты и сказал, Гордон Шеппи, и думаю, Дуглас, что я перебил твою ставку на этот ЛМ3-123.
БРЮС: Да, здрасьте, а я Брюс Фрейзер.
ДУГЛАС: Ох, как невежливо с моей стороны. Брюс, это Дуглас Ричардсон. Дуглас, это Брюс.
МАРТИН: А, Ну да. Ну, тогда…
ДУГЛАС: …Вы с ним говорили по телефону.
МАРТИН (имитируя Дугласа): Конечно. Я очень рад Вас видеть.
БРЮС: Да, прошу прощения. Этот тип позвонил через десять минут после вас. Он предложил мне четырнадцать тысяч.
МАРТИН: Какая жалость. Провались ты пропадом, вечно мне не везет. Что ж, забудем.
БРЮС: Э-э… знаете ли, если Вы хотите сделать мне лучшее предложение, я весь внимание.
МАРТИН: Нуу, дайте подумать… Да нет, пожалуй, нет. Меня, Дугласа Ричардсона, опять обошли. Какой я неудачник.
ДУГЛАС: Ну, не стоит так себя унижать.
МАРТИН: Да нет же, правда. Я совершенно…
ДУГЛАС: Так, пожалуй, нам надо поторапливаться, а то вдруг еще кто-нибудь появится и захочет ее купить.
МАРТИН: О боже, да, конечно. Ну, в смысле….
ДУГЛАС: Итак, двенадцать тысяч фунтов.
БРЮС: Э-э, нет-нет-нет. Это он предложил. А Вы предложили четырнадцать.
ДУГЛАС: Да, конечно, но ведь наличными, знаете ли…
БРЮС: Нет, четырнадцать тысяч или пусть он забирает.
ДУГЛАС: Конечно. Так, мистер Ричардсон, а Вы не могли бы одолжить мне две тысячи?
МАРТИН: Поскольку я Ваш соперник в бизнесе, это выглядело бы несколько эксцентрично, Вам не кажется?
ДУГЛАС: Конечно. Тогда я быстренько съезжу в город и привезу остальную наличку.
МАРТИН: Я бы удивился, если бы Вам хватило времени, мистер Шеппи, как Вы считаете?
ДУГЛАС: А что Вы предлагаете, мистер Ричардсон?
МАРТИН: Ну, это, конечно, не мое дело, но раз уж Вы спросили, полагаю, Вы вполне могли бы добавить свой фургон.
ДУГЛАС: Твой фургон?
АРТУР: Мой фургон?
МАРТИН: Да нет же, ВАШ фургон – вон тот.
ДУГЛАС: Ну, если Вы уверены…
МАРТИН: А какое отношение это имеет ко мне?
БРЮС: Простите, конечно, но этот фургон никак не может стоить две тысячи. Хотя Гуфи симпатичный.
АРТУР: Спасибо!
МАРТИН: Вы уверены? Даже если продать его человеку, который отдает технику на запчасти – по-моему, это выглядит как абсолютно новенькие, лучшие тормозные колодки из углеволокна.
БРЮС: Черт возьми! И точно! Зачем ты поставил их на этот автохлам?!
ДУГЛАС: Мой сын посчитал, что это будет инвестицией; и – надо отдать ему должное – так и получилось.




КЭРОЛИН: Ты что-то затих
ГЕРК: Я просто переваривал план. Я правильно понимаю, что он целиком основан на обнаружении спрятанного сокровища? Я не упустил никаких нюансов?
КЭРОЛИН: Нет-нет, я знаю, как это звучит, но Дуглас был очень убедителен.
ГЕРК: Что ж, пусть. Допустим, он прав, и на ГЕРТИ действительно где-то спрятано сокровище. И что ты будешь с ним делать?
КЭРОЛИН: Разумеется, снова начну бизнес MJN.
ГЕРК: Разумеется.
КЭРОЛИН: Прости, Герк, но я действительно не хочу переезжать в Цюрих, и вряд ли я могу попросить тебя вернуться в Британию.
ГЕРК: Почему бы и нет?
КЭРОЛИН: Но зачем тебе это? Только не говори: «Потому что я тебя люблю».
ГЕРК: Я не буду этого говорить вслух, но буду думать довольно громко.
КЭРОЛИН: Герк!
ГЕРК: Почему тебе так противно, когда я это говорю?
КЭРОЛИН: Мне уже не так противно, но… понимаешь, ты с легкостью говоришь это, Герк, например, ты говорил это каждой из своих четырех предыдущих жен и бог знает, скольким подружкам. И что изменилось теперь?
ГЕРК: Например, цвет твоих волос.
КЭРОЛИН: Цвет чего?!
ГЕРК: У тебя волосы белые.
КЭРОЛИН: Да, это так.
ГЕРК: А попробуй угадать, у скольких из моих жен и – ты совершенно права – бесчисленных подружек были белые волосы? Даю подсказку: ни у одной. Преимущественно брюнетки, несколько блондинок, изредка рыжие, но ты – первая среди них с белой головой.
КЭРОЛИН: Какой интересный способ ты выбрал, чтобы закончить наши отношения.
ГЕРК: Я пытаюсь сказать, что ты даже отдаленно не относишься к «моему» типу – и ты права, ты не первая женщина, которую я любил. Но ты – к моему абсолютному удивлению и, честно говоря, в начале – к моему ужасу – первая женщина, в которую я влюбился… знаешь, как подросток. Это случилось на втором свидании – «Риголетто». И дело даже не в выражении чистого восторга на твоем лице; это было выражение скучающего презрения, которое ты принимала, когда видела, что я на тебя смотрю.
КЭРОЛИН: Ах, Герк.
ГЕРК: Но я принял решение жениться на тебе только в тот день, когда ты слетала в Ирландию, чтобы купить мне чучело овцы лишь потому, что знала, насколько она будет мне противна.
КЭРОЛИН: Ни один мужчина не принимает решение жениться на мне. Это я принимаю решение выходить за него замуж.
ГЕРК: Конечно. А ты принимаешь такое решение?




МАРТИН: Проверка после взлета окончена.
ДУГЛАС: Благодарю вас, капитан. Артур, ты снова можешь разговаривать.
АРТУР: Это было просто потрясающе! Ты был потрясающим, Дуглас! И Вы были потрясающи, Шкип! А я был…
ДУГЛАС: И ты тоже, Артур! Не забудь эту штуку с документами – ты тоже вел себя потрясающе!
АРТУР: Знаю. Это я просто скромничал. А мой австралийский акцент всех спас.
МАРТИН: Вообще-то, тебе необязательно было изображать акцент.
ДУГЛАС: И вообще, этот акцент у тебя не получился.
АРТУР: Он всех спас!
МАРТИН: Что ж, если допустить, что Дуглас прав, и ГЕРТИ действительно почему-то стоит несметных богатств, что, позвольте сказать, выглядит маловероятно…
ДУГЛАС: Но если ты остановишься после «допустить, что Дуглас прав», это будет звучать гораздо приятнее. Как только мы приземлимся в Фиттоне, я обыщу здесь каждый дюйм.
АРТУР: О, я начну прямо сейчас. Не волнуйтесь, Шкип, Дуглас всегда нас спасает. Например, как когда он вспомнил про тормозные колодки.
МАРТИН: Это я вспомнил!
АРТУР: Да, но ты тогда был Дугласом. Пока!
ДУГЛАС: Вообще-то, он прав, Мартин. Ты очень быстро сообразил.
МАРТИН: Это было довольно удачно, правда?
ДУГЛАС: Ты был спокоен, решителен, находчив.
МАРТИН: Да, пожалуй, был. Почему-то было легче, когда я… я притворялся тобой.
ДУГЛАС: Ну, теперь ничто не может тебе помешать поступать так. Я не владею копирайтом на эти штучки. То есть, владею, конечно, здесь, в нашей кабине, но я готов выдать лицензию для использования их в других странах – например, в Швейцарии.
МАРТИН: Но я же не могу в течение всей своей карьеры притворяться тобой.
ДУГЛАС: Строго говоря, ты будешь притворяться Рори.
МАРТИН: А кто такой Рори?
ДУГЛАС: Один капитан с курсов подготовки, с которым я летал в самом начале. Я от него это подцепил.
МАРРТИН: То есть, ты всё это время просто изображал Рори?
ДУГЛАС: Нет, что ты – только первые пару лет. А потом это становится частью твоей натуры. Поэтому нужно аккуратно выбирать модель для подражания. Ты, конечно, выбрал необычайно удачно.
ДУГЛАС: Фиттон, ответьте.
КАРЛ: Да? Перехожу на прием.
ДУГЛАС: Угадай, кто?
КАРЛ: ГЕРТИ!! Вернулась живой от ветеринара!
ДУГЛАС: С виляющим хвостиком и с холодным мокрым носом.
МАРТИН: И то, и другое очень плохо для самолета.
ДУГЛАС: Работаем с тем, что дают.




АРТУР: Это я, Дуглас.
МАРТИН: Ну как, повезло?
ДУГЛАС: Нет. Что бы то ни было, оно не в салоне.
АРТУР: Эх. О, а вы смотрели под сиденьями?
ДУГЛАС: Да, Артур.
АРТУР: А на багажных полках наверху?
ДУГЛАС: Я искал во всех местах, которые пришли мне в голову. Артур. Давай допустим, что они включают и все места, которые могли прийти в голову тебе.
АРТУР: Ладно.
МАРТИН: Я проверил грузовой отсек, шасси, каналы электропроводки, отсек электронного оборудования, резервуары, двигатели… ничего.
ДУГЛАС: Но должно же это где-то быть!
АРТУР: О, это, наверное, мама и Герк. Привет, ребята. Смотрите, мы забрали ее и… ой!
ГОРДОН: Привет, Артур.
АРТУР: О, привет, пап, ты здесь. Да, привет. Пойду, приведу остальных.
ГОРДОН: Нет-нет-нет, не надо.
АРТУР: Да, конечно, не надо. Как глупо. Я сглупил. Извини. Знаешь, может, я все-таки их приведу, и мы…
ГОРДОН: Нет. Нет, мы же можем просто приятно поболтать, как отец с сыном?
АРТУР: Ну, наверное, можем. Мы просто никогда так не делали.
ГОРДОН: Не делали. Слушай, Артур. Я хотел удостоверить, что ты понимаешь, что твоя мама сделала сегодня на аукционе.
АРТУР: Понимаю. Она не дала тебе заполучить ГЕРТИ.
ГОРДОН: Именно. Она отвергла четверть миллиона долларов ради тебя. Теперь она в долгах, ее бизнес рухнул, но она отказалась от этих денег, чтобы доставить тебе удовольствие. И ты правда считаешь, что это справедливо?
АРТУР: Я… я же не…
ГОРДОН: Мне бы очень не хотелось, чтобы позже она начала тебя за это ненавидеть.
АРТУР: Дуглас говорит, что ты спрятал что-то ценное на ГЕРТИ.
ГОРДОН: Мой бог, мой бог. Теперь слушай, сынок. Дуглас – дешевый жулик, поэтому он считает, что все остальные – такие же. Нет, на ней ничего не спрятано.
АРТУР: Значит, она не имеет ценности?
ГОРДОН: Совершенно не имеет.
АРТУР: Клянешься?
ГОРДОН: Я не вру, вот те крест…
АРТУР и ГОРДОН: …черепашка пусть меня съест.
АРТУР: Так ты и правда хочешь ее получить, просто чтобы отомстить маме?
ГОРДОН: Нет, нет, кончено, нет. Я объясню тебе настоящую причину.
АРТУР: Давай.
ГОРДОН: Дело в регистрации, ГЕРТИ. Понимаешь, так звали мою мать: Гертруда. Все звали ее Герти. И когда она умерла, я купил этот самолет в ее память. Поэтому я не хотел, чтобы она принадлежала твоей маме. Это все, что у меня осталось от моей собственной мамы. Что скажешь, сынок? Могу я забрать ее?
АРТУР: Да, наверное, если и правда… Погоди минутку. Твою маму звали Мод!
ГОРДОН: Да, черт, я забыл, что ты ее знал.
АРТУР: Она же была моей бабушкой. Дуглас! Мартин!
ГОРДОН: Нет-нет-нет, не делай этого.
АРТУР: Ты сказал, что не врешь. Ты сказал: «Черепашка пусть меня съест».
МАРТИН: Что случилось, Артур? Ох.
ДУГЛАС: Что, опять ты?
АРТУР: На ГЕРТИ точно что-то спрятано.
ГОРДОН: Нет-нет-нет, ты не знаешь!..
АРТУР: Нет, знаю! Ты сказал, что там ничего нет, и ты врал. А теперь Дуглас сделает что-нибудь умное и найдет это.
ДУГЛАС: Да, спасибо за поддержку, Артур, но я не уверен.
АРТУР: Да хватит, Дуглас, просто найди это!
ДУГЛАС: Ты и правда спрятал что-то в самолете, Гордон?
ГОРДОН: Нет.
ДУГЛАС: Слишком быстро. Значит, спрятал, так?
ГОРДОН: Нет. Я же не контрабандист.
ДУГЛАС: Это верно. Тогда зачем тебе что-то прятать? Что тогда происходило? Вы разводились, конечно… О! Может быть, ты заподозрил, что вы собираетесь развестись?
ГОРДОН: Нет!
ДУГЛАС: Ведь если ты заподозрил, тогда, например, ты мог сделать самолет гораздо более ценным, чем он был на самом деле. Тогда, если развод состоится, ты мог позволить Кэролин взять дом и машину и – даже – сына, если только ты получишь самолет.
ГОРДОН: Нет, если бы я это сделал, даже вы, шуты гороховые, уже давно нашли бы всё.
ДУГЛАС: Нет, если оно было слишком маленьким для этого.
ГОРДОН: Что ж, тогда я бы забрал это в Санкт-Петербурге.
ДУГЛАС: Да. Значит, это что-то такое, что одновременно большое и маленькое. Что одновременно может быть большим и маленьким?
АРТУР: Великая Китайская Стена!
ДУГЛАС: О, конечно!
АРТУР: Ну, наконец-то. Как раз вовремя.
ДУГЛАС: Спасибо, Артур. Смотрите. Каналы электропроводки.
МАРТИН: Каналы проводки? Я же говорил: я их обыскал. Там ничего нет.
ДУГЛАС: Нет, есть. Это и есть Великая Китайская Стена.
МАРТИН: О чем ты говоришь?
ДУГЛАС: Большое и маленькое одновременно. Очень, очень длинное, но очень, очень узкое. Совсем как… это!
МАРТИН: Некоторые провода?
ДУГЛАС: Не некоторые провода. ВСЕ провода. Подумай о проводах на ГЕРТИ. Каждый прибор, каждая лампочка, каждый генератор – все, от носа до хвоста, от кончика одного крыла до другого соединено многими милями электропроводки.
МАРТИН: Но провода должны быть медными.
ДУГЛАС: Нет. Они должны проводить электричество. А что проводит электричество даже лучше меди, но выглядит… вот так?
МАРТИН: Золото!
ГОРДОН: Тьфу ты!
КЭРОЛИН: А вот и мы, наконец. Мы… Гордон? Что происходит?
АРТУР: Привет, мам, Герк, Тереза! Тут папа заскочил. Он, наверное, теперь уйдет. О, а помнишь, как ты сказала, что не бывает счастливых концов, как в сказке?
КЭРОЛИН: Да.
АРТУР: Оказалось, что ГЕРТИ частично сделана из золота.
КЭРОЛИН: Да что ты говоришь?
ДУГЛАС: О, привет, Кэролин. Да, оказалось, что так же, как Артур хранил свои дорогие тормозные колодки завернутыми в дешевый фургон, его отец хранил свои запасы золота свернутыми в петли по всему самолету.
ТЕРЕЗА: Но, Дуглас, золото намного тяжелее меди.
ДУГЛАС: Так и есть.
МАРТИН: Точно! И если заменить всю медь золотом, судно наверняка станет неповоротливым.
ДУГЛАС: Верно.
МАРТИН: Плохо отвечающим на управление.
ДУГЛАС: Без сомнения.
МАРТИН: Я хочу сказать, на нем будет очень сложно летать. О, боже! Все это время я думал, что я паршивый пилот, а я просто летал на самолете, которым крайне сложно управлять. Он стал невосприимчивым к управлению потому, что…
ДУГЛАС: …был частично сделан из золота.
КЭРОЛИН: И все это время я из кожи вон лезла, чтобы не обанкротиться из-за самолета, а он…
ДУГЛАС: … был частично сделан из золота.
АРТУР: И каждый раз, когда я приносил вам кофе…
ДУГЛАС: Да?
АРТУР: В самолете было золото!
ДУГЛАС: Да! Правда, я не уверен, что уловил иронию.
АРТУР: А я думал, мы просто перечисляем то, что мы делали в самолете.
ГОРДОН: Ладно, ладно. Слушайте, я предлагаю сделку.
КЭРОЛИН: Гордон, я уже говорила это раньше и надеюсь, мне больше никогда не придется говорить это снова. Пошел вон – это Все Еще Наш Самолет4!




МАРТИН: Ты уверена, Тереза?
ТЕРЕЗА: Конечно. Это полностью твое решение.
КЭРОЛИН: Что ж, милые люди в брокерской конторе дали предварительную оценку золота.
ДУГЛАС: И?
КЭРОЛИН: Давайте скажем так: у нас будут булочки к чаю. Огромное количество абсолютно первоклассных булочек. Например, Мартин, если ты все-таки желаешь болтаться там, где ты никому не нужен, то, полагаю, я могу себе позволить предложить тебе зарплату на уровне зарплаты начинающего пилота в Швейцарских авиалиниях.
МАРТИН: Или – пришло мне в голову – теперь, когда MJN в безопасности, ты могла бы на эти деньги нанять другого капитана.
КЭРОЛИН: Это отличное решение, Мартин.
АРТУР: Так Вы едете в Цюрих, Шкип?
МАРТИН: Видимо, да, Артур. Ты же понимаешь, правда?
АРТУР: Конечно, понимаю. Вы – Маугли.
МАРТИН: Кто?
АРТУР: Вы должны отправиться в человеческую деревню – это Цюрих, с девушкой, у которой кувшин воды на голове – это Тереза, оставив Багиру – это мама, и Балу…
ДУГЛАС: Здесь нет Балу.
АРТУР: Я хотел быть Балу!
ДУГЛАС: Ну, ладно. Ты Балу.
АРТУР: Классно!
КЭРОЛИН: Дам объявление о найме нового пилота утром.
ГЕРК: Знаешь, с учетом нашего недавнего обсуждения, Кэролин, и допуская, что ты не изменила свое мнение о дурацком Цюрихе и его дурацких часах, видимо, мне придется искать работу в этой стране.
КЭРОЛИН: Но, Герк, я не смогу дать тебе достойную зарплату, даже близко!
ГЕРК: Нет, нет, но, как мы обсудили, я люблю тебя и сделаю все, чтобы быть с тобой, так что мне придется пойти на компромисс. Кроме того, то веселье, которое меня ждет, когда я буду капитаном Дугласа, бесценно.
ДУГЛАС: О, боже…
КЭРОЛИН: Герк.
ГЕРК: Да?
КЭРОЛИН: Я тебя люблю, Герк; но капитаном будет Дуглас.




МАРТИН: Добрый вечер, леди и джентльмены. С вами говорит второй пилот Мартин Крифф. От имени капитана Лутра5 и от своего собственного я счастлив приветствовать Вас на борту нашего самолета на этом рейсе Швейцарских авиалиний из Лиона в Цюрих. (по-французски) Bonsoir, mesdames et messieurs. Je suis le Premier Officier Martin du Creff… 6




ДУГЛАС: Так: люди, которые должны быть заклятыми врагами.
ГЕРК: Донна Саммер и Анна Винтур.
ДУГЛАС: Очень хорошо! Вивьен Вествуд и Клинт Иствуд.
КЭРОЛИН: Водители. Смотрите: это сделал Артур, но он занят на кухне. Не считается, что я принесла вам кофе.
ДУГЛАС: Благодарю Вас, миссис Шип…
КЭРОЛИН: Только попробуй.
ГЕРК: Уэйн Слип и Рик Уэйкман.
ДУГЛАС: Да!
КЭРОЛИН: Это что?
ДУГЛАС: Заклятые враги.
КЭРОЛИН: О! Ээ… Руби Вакс и Джон Уэйн7.
ДУГЛС: Превосходно!
КЭРОЛИН: Естественно.
ДУГЛАС: Коломбо центральный, добрый вечер, говорит Гольф Танго Индия, компания OJS Эйр, идем курсом три-один-ноль, место назначения - Аддис-Абеба.
ДИСПЕТЧЕР: Вас понял, Гольф Танго Индия. Держите три-один-ноль, поворот направо, курс два-семь-ноль.
ДУГЛАС: Вот, черт!
ГЕРК: В чем дело?
ДУГЛАС: Сам посмотри. Летим на запад в семь вечера. Нам будет всю дорогу солнце светить в глаза. Ненавижу лететь в закат.
ГЕРК: Ох, ты. И лететь долго. Знаешь, что? У меня есть другая игра, в нее весело играть, когда есть пассажиры. Нужно взять какой-нибудь фрукт или еще что-нибудь, а потом по очереди прятать…
ДУГЛАС: Да, да. Думаю, эту игру я знаю.
ГЕРК: Так, давай сыграем. Поможет провести время.
ДУГЛАС: Почему бы и нет? Артур?
АРТУР: Да, Шкип?
ДУГЛАС: Лимон в игре.
АРТУР: Класс!!!




1 Известное выражение, означающее, что увеличить сбережения можно только посредством финансовых вложений.
2 Вообще-то там нахцерер, но, во-первых, бабайка смешнее, а во-вторых, википедия отрицает, что нахцерер ест детей. За бабайкой, впрочем, тоже такого не замечено. Ну и ладно.
3 Локхид Макдонелл, все помнят, да?
4 OJS – Our Jet Still. Отсюда новое название авиакомпании.
5 Loutre (фр.) – выдра. МАРТИН! В КАБИНЕ! С ВЫДРОЙ!!! (это подметили зоркие люди из cabin_pressure).
6 (фр.) Добрый вечер, дамы и господа, я – второй пилот Мартэн дю Крэфф.
7 Фамилии-антонимы: Лето - Зима (созвучно), Западный Лес - Восточный Лес, Спать - Пробуждающий, Левая скобка - Правая скобка (или Растущая и Убывающая Луна)





Файл целиком: https://yadi.sk/i/TFsJF4z7djBEa
Tags: БК: Cabin Pressure, фандом: случай с переводчиком
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author