Черная Чернушка (mckuroske) wrote in sherlock_series,
Черная Чернушка
mckuroske
sherlock_series

Categories:

Цюрих, часть 1 - русская версия.

Cabin Pressure: 5.01 Zurich Part 1
ЦЮРИХ


МАРТИН: Они предложили мне работу, Артур. Я могу начать через три месяца!
АРТУР: Ух ты, Шкип! Это же просто… то, что Вы хотели! Отлично!
МАРТИН: Да, но для остальных-то это не отлично: для тебя, для Кэролин, для Дугласа - если я уйду, и MJN прогорит…
АРТУР: О, с нами будет все в порядке. Мы найдем, чем заняться.
МАРТИН: А может… я просто шутил насчет того, что получил предложение.
АРТУР: А, ясно. Только я не понял. Вы… Вы шутили?
ГЕРК: А, вот они.
КЭРОЛИН: Мартин!
ДУГЛАС: Ну? Как прошло?
МАРТИН: Я… я как раз рассказывал Артуру об этом.
АРТУР: Ага, только я не совсем понял.
КЭРОЛИН: Ну, так нам расскажи! Тебя приняли?
МАРТИН: Они мне сообщат.

На этой неделе – Цюрих!

КЭРОЛИН: Конечно же, они сообщат тебе, но ты сам-то как думаешь, как всё прошло?
МАРТИН: Ну, кое-что прошло… хорошо…
АРТУР: Отлично!
МАРТИН: Но кое-что… не так хорошо.
ДУГЛАС: Прямо как сам там побывал.
АРТУР: Шкип, извините, я всё равно не понял. Когда Вы сказали…
МАРТИН: В общем, кто там их знает, что они решили? Никто не знает. Совершенно непостижимы, эти швейцарцы, правда? Прямо как их… их… часы.
ДУГЛАС: Да, легендарная непостижимость часов с кукушкой. Кто может проникнуть в их секреты?
АРТУР: Так значит, Шкип, Вы шутили, когда сказали...
МАРТИН: Да, Артур. Забудь об этом.
ДУГЛАС: Да? И о чем вы шутили?
МАРТИН: Да ни о чем. Я просто рассказал Артуру шутку. Ты не поймешь.
ДУГЛАС: Я не пойму?
МАРТИН: Да.
ДУГЛАС: А Артур поймет?
МАРТИН: Да!
АРТУР: Вообще-то, я ее до конца не понял, но Шкип сказал…
МАРТИН: Может, просто забудем об этом?
КЭРОЛИН: Так когда тебе сообщат о результатах?
МАРТИН: Ну,.. скоро. Мне просто нужно время… э-э… им нужно время, чтобы… обдумать меня.
ГЕРК: Они так сказали? Это хороший знак.
МАРТИН: Нет, я просто хотел сказать…
АРТУР: Так вот, Шкип, просто чтобы прояснить: когда Вы сказали, что они предложили ра…
МАРТИН: Ну, ладно, всё. Если честно, они мне сказали.
ДУГЛАС: Да?
КЭРОЛИН: И?
МАРТИН: Они сказали «нет».
КЭРОЛИН: Ну, так они просто идиоты.
ДУГЛАС: Они многое потеряли.
МАРТИН: Так что MJN может продолжать работу, как раньше.
КЭРОЛИН: Да, конечно, но… Ох, Мартин, мне так жаль.
ДУГЛАС: Будут еще возможности.
АРТУР: О, теперь я понял шутку.
МАРТИН: Артур…
АРТУР: Потому что Шкип только что сказал мне, что они всё-таки предложили ему работу, но шутка в том, что на самом деле не предложили. Какая печальная шутка.
ДУГЛАС: Мартин!
КЭРОЛИН: Что происходит, Мартин:
ТЕРЕЗА: Мартин!
МАРТИН: Тереза?
ТЕРЕЗА: Получилось, получилось, получилось!
МАРТИН: Я не знал, что ты…
ТЕРЕЗА: Я хотела сделать сюрприз. Только что получила твое сообщение. Я так горжусь тобой. Ты справился! О, всем здравствуйте. Ты им уже рассказал?
МАРТИН: Думаю, они уже догадались, да.
КЭРОЛИН: Так ты получил работу?
МАРТИН: Ну, да… Но…
АРТУР: Да!
ДУГЛАС: Поздравляю, Мартин!
ГЕРК: Добро пожаловать в Швейцарские Авиалинии.
КЭРОЛИН: Но в таком случае, что за ерунду ты нес только то?
АРТУР: Да это же была шутка, мам! Я что, один тут понимаю чудесные шутки Шкипа?
МАРТИН: Это была не шутка. Это было… я подумал, что, может быть… может быть, я не соглашусь на эту работу.
ДУГЛАС: Ради всего святого, почему?!
МАРТИН: Потому что когда я рассказывал об этом Артуру, я понял… что не могу согласиться. Что будет со всеми вами?
КЭРОЛИН: Что за ерунда! Конечно, соглашайся.
МАРТИН: Да, но…
КЭРОЛИН: Это оплачиваемая работа, ты будешь летать на Боингах, работать на международных авиалиниях и жить в часе езды от своей девушки. Лучшего и представить себе нельзя – впрочем, можно, если тебе ещё и выдадут фуражку размером с колесо от телеги.
ГЕРК: Так вы двое…
МАРТИН: Ох, извини. Тереза, это Герк, они с Кэролин…
КЭРОЛИН: Друзья.
МАРТИН: Я собирался сказать «спарринг-партнеры». Герк, это Тереза.
ТЕРЕЗА: Приятно познакомиться.
АРТУР: Она – принцесса Лихтенштейнская.
ГЕРК: Думаю, что нет, Артур.
ТЕРЕЗА: Вообще-то, немножко да.
ГЕРК: О! Простите меня, я подумал, что Артур… э-э…
ТЕРЕЗА: Ничего страшного, я бы тоже так подумала.
МАРТИН: Кэролин, я не могу…
КЭРОЛИН: Нет. Если так лучше, Мартин, то ты уволен. Ох, я всегда хотела кого-нибудь уволить… Думала, это будет веселее.
ДУГЛАС: Ты, наверное, с годами размякла.
КЭРОЛИН: Дуглас, ты тоже уволен. О, вот это действительно весело.
МАРТИН: А как же Дуглас? Что с ним станет?
ДУГЛАС: Спасибо, Мартин, но я подозреваю, что смогу увильнуть от работного дома . Пожалуй, я снова стану капитаном.
ГЕРК: Правда? И где?
ДУГЛАС: В той компании, Геркулес, которая победит в яростной борьбе за мои услуги.
ГЕРК: А, ну да, конечно.
МАРТИН: А как же Артур?
КЭРОЛИН: С Артуром все будет в порядке.
АРТУР: Да, не волнуйтесь обо мне, Шкип. У меня куча идей насчет того, кем я могу стать. Рыбаком. Волшебником. Помощником крановщика. Или, например, профессионалом в «Бешеном гольфе».
МАРТИН: Или можешь взять мой фургон.
АРТУР: Шкип! Фургон Вашего отца?
МАРТИН: Ну, я же не могу увезти его в Цюрих, так что, если хочешь…
АРТУР: Шкип, я с удовольствием! Можно, мам?
КЭРОЛИН: Ну, знаешь, я вполне представляю тебя в качестве «человека с фургоном».
АРТУР: Ура!
МАРТИН: Тогда слушай: тебе, вероятно, придется поменять тормозные колодки через годик-другой.
АРТУР: Хорошо, Шкип!
МАРТИН: И поставить хорошие. Если сэкономить на тормозах, придется заплатить за это позднее.
АРТУР: Понял.
МАРТИН: А еще, когда будешь менять масло, добавь полчашки…
ДУГЛАС: Мартин, ты лучше напиши для него список.
КЭРОЛИН: Это очень щедро с твоей стороны, мы очень это ценим. Вот и всё: все пристроены.
АРТУР: Эй, а кто будет заниматься ГЕРТИ?
КЭРОЛИН: Тот, кто её купит, мой милый.
АРТУР: Ты что, хочешь ее продать?
КЭРОЛИН: А что? Что еще я могу с ней сделать? Превратить ее в модную брошку?
АРТУР: Только не папе. Обещай, что не продашь ее папе?
КЭРОЛИН: Конечно, нет! Это мой ужасный бывший муж, Тереза. Он когда-то был владельцем ГЕРТИ, и все еще пытается выкупить ее обратно.
АРТУР: Или даже украсть ее обратно, как тогда, в Санкт-Петербурге.
ТЕРЕЗА: А, это тогда, когда Мартин совершил посадку на одном двигателе?
КЭРОЛИН: Именно так.
ТЕРЕЗА: Да, он часто рассказывал мне эту историю.
МАРТИН: Не так уж и часто.
ТЕРЕЗА: Довольно часто.
КЭРОЛИН: Что ж, для всех счастливый конец. Мартин получает работу, о которой мечтал, а MJN выходит из игры на своих условиях в ореоле славы. Ура!
МАРТИН: Что-то этот конец мне не кажется счастливым.
КЭРОЛИН: Он вполне счастливый – просто не так, как в сказке. Мы не можем на это надеяться. Настоящий счастливый конец не может быть простым.
АРТУР: Нет, может. Как в «Найти Немо», когда они нашли Немо. Или в «Касабланке», когда женщина улетает на самолете .
КЭРОЛИН: Нет, не может.
АРТУР: Разве только в «Книге Джунглей», когда считается, что все счастливы, когда Маугли уходит с этой скучной девчонкой в человеческую деревню вместо того, чтобы болтаться по лесам с Балу и Багирой. Вот это печальный счастливый конец.
КЭРОЛИН: Именно!
ДУГЛАС: Именно?
КЭРОЛИН: Понятия не имею, но если это его утешит…

¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬
ГЕРК: А, ты здесь.
КЭРОЛИН: В общем, да.
ГЕРК: Мне кажется, ты отлично с этим справилась.
КЭРОЛИН: Угу.
ГЕРК: Молодец. И все очень хорошо держались – даже Артур.
КЭРОЛИН: Да.
ГЕРК: И, кстати, я думаю, что фургон Мартина – это то, что ему нужно, если…
КЭРОЛИН: Ох, Герк…
ГЕРК: Кэролин!
КЭРОЛИН: Я знала, что так не может продолжаться вечно, но мы как-то держались на плаву, а теперь… всё закончилось.
ГЕРК: Ох, милая.
КЭРОЛИН: И что я теперь буду делать?
ГЕРК: Ты же знаешь, что в любой момент можешь поехать в Цюрих вместе со мной.
КЭРОЛИН: Я не желаю ехать в этот дурацкий Цюрих.
ГЕРК: Конечно, нет. Я сказал глупость.
КЭРОЛИН: С его дурацкими часами.
ГЕРК: Очень дурацкими часами.
КЭРОЛИН: Прости. Ты мне нравишься, но чем я буду заниматься в Цюрихе? Чем я вообще буду заниматься, где бы то ни было?
ГЕРК: Я… я понимаю, но ведь Мартин действительно должен…
КЭРОЛИН: Да знаю я, тупица! Я просто так говорила, но в узком кругу, во все еще – пока еще – моем собственном самолете, разве не могу я погрустить об этом?
ГЕРК: Ну, конечно, можешь. Помнишь, те слова, которые, как мы договорились, я могу говорить только по особым случаям, потому что постоянное одностороннее повторение бесполезно и является манипуляцией?
КЭРОЛИН: Да.
ГЕРК: По-моему, сейчас особый случай.
КЭРОЛИН: Да.
ГЕРК: Я люблю тебя, Кэролин.
КЭРОЛИН: Я… знаю.

¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬
РИК: Спасибо, Герм, Гольф Ромео Индия Майк Янки на связи, мы в воздухе, держим курс два-один-ноль, летим на Гернси.
ДИСПЕТЧЕР: Вас понял, Майк Янки, продолжайте полет.
РИК: Вот и улетели. Как ты там, Дуг?
ДУГЛАС: Нормально. Вы всегда так рано начинаете?
РИК: Ну, да. Когда развозишь газеты, надо добраться на место пораньше.
ДУГЛАС: Ну, ладно, вот: «Люди, которые должны быть заклятыми врагами».
РИК: Чего?
ДУГЛАС: Я начинаю. Джон Сноу и Джон Тоу .
РИК: Извини, я не понял.
ДУГЛАС: Заклятые враги. Ну, из-за имен: Сноу и Тоу, снег и оттепель.
РИК: Ты в порядке, дружище?
ДУГЛАС: Все нормально.
РИК: Вот и хорошо. У меня дядька как-то начал нести всякую чушь. Оказалось, что у него был удар.
ДУГЛАС: У меня нет никакого удара. Это игра.
РИК: Игра?
ДУГЛАС: Ну, да. Чтобы время шло быстрее.
РИК: Ага. Знаешь, я не очень люблю всякие игры, если честно.
ДУГЛАС: Ясно. А ты единственный помощник пилота в компании?
РИК: Помощник пилота? Нет, дружище, я владелец. Если ты получишь эту непыльную работенку, то нас с тобой будет двое.
ДУГЛАС: Но… я буду капитаном?
РИК: У меня никогда не было капитанов.
ДУГЛАС: Ясно, но ведь один из нас, формально, должен командовать самолетом?
РИК: Наверное, это я. Но ты об этом не волнуйся.
ДУГЛАС: Не буду. Так как мы проводим время?
РИК: Я бы на твоем месте просто отдохнул. Когда доберемся, скучать будет некогда. У нас всего по тридцать минут на каждую остановку.
ДУГЛАС: Звучит неплохо. Там есть какое-нибудь кафе, или можно заказать кофе в самолет?
РИК: Нет, дружище. У нас будет всего тридцать минут, чтобы разгрузить самолет.
ДУГЛАС: Разгрузить самолет?!
РИК: Да.
ДУГЛАС: Кому, нам?
РИК: Ну, да. Кому же еще?
ДУГЛАС: Да кому угодно!


КЭРОЛИН: А эти две коробки – ко мне домой. Вынесите их наружу, Артур сейчас подъедет в фургоне. Ну… вот и всё.
МАРТИН: Ух ты. Офис выглядит каким-то пустым без…
ДУГЛАС: Без всего, что в нем было? Да уж.
КЭРОЛИН: Да, если только никто из вас не заинтересуется выцветшей картинкой с двумя Спитфайрами , сражающимися в ясном зеленом небе. Мартин? Я, как ты понимаешь, в основном обращаюсь к тебе.
МАРТИН: Нет, спасибо, Кэролин. И это не Спитфайр.
КЭРОЛИН: Как ты определил?
МАРТИН: Частично по форме крыла, фюзеляжа и по обозначениям, но, в основном, потому, что Спитфайры не сражались друг с другом.
ДУГЛАС: Мартин, пошли!
МАРТИН: Иду! Даю пятерку.
КЭРОЛИН: Согласна.

ДУГЛАС: Ну, Мартин, как проходит переподготовка?
МАРТИН: Ну, мы… мы же только неделю, как начали. До сих пор, в основном, занимались взаимодействием членов летного экипажа. Вчера мы учили свои личные девизы.
ДУГЛАС: Да ты что!
МАРТИН: Видишь ли, идеальный пилот Швейцарских авиалиний должен быть спокоен, находчив и решителен.
ДУГЛАС: Да, теперь я вижу, почему они выбрали тебя.
МАРТИН: Хмм.
ДУГЛАС: Извини, Мартин, я не хотел…
МАРТИН: Нет-нет-нет, все нормально, все в порядке. Мне это тоже в голову приходило.
ДУГЛАС: Так ты еще не пробовал симулятор?
МАРТИН: Один разок. О, Дуглас, это потрясающе! Новые Боинги 737 – это что-то невероятное. После ГЕРТИ – это все равно что вести Роллс-Ройс после многих лет езды на…
АРТУР: Привет, ребята!
МАРТИН: О, господи.
АРТУР: Та-дам! Это Ваш фургон, Шкип! Мой фургон! Наш фургон!
МАРТИН: А почему на нем какой-то злобный бегемот?
АРТУР: Ой, где?
МАРТИН: Вот, на боку.
АРТУР: А, это же не бегемот. Это Гуфи! Почему в наши дни никто не узнает Гуфи?
ДУГЛАС: Из-за изуродовавшей его ужасной аварии, которая с ним, очевидно, произошла?
АРТУР: Не было у него никакой аварии! Я сам его нарисовал.
ДУГЛАС: Да, я так и подумал.
МАРТИН: Но почему?
АРТУР: Ага! Двойное та-дам!
МАРТИН: А это еще что?
АРТУР: Фруктовый лед! Сюрприз! Я сделал из него фургончик с мороженым!
МАРТИН: Артур, так же нельзя делать.
АРТУР: Но я же сделал.
МАРТИН: Это грузовой фургон для перевозок легких грузов.
АРТУР: Я знаю, Шкип, но я подумал: «Что нравится людям даже больше, чем переезжать из дома в дом? Мороженое!»
ДУГЛАС: И как же ты сделал из него фургончик с мороженым?
АРТУР: Вообще-то, очень легко. Я купил десять коробок фруктового льда и шляпу мороженщика и нарисовал на нем Гуфи.
МАРТИН: Артур, это же «Калиппо».
АРТУР: Да, мои любимые.
МАРТИН: А почему у тебя только клубничные?
АРТУР: Умно, правда? Мне нельзя клубнику, так что не будет соблазна их съесть. Давайте, залезайте, залезайте.
МАРТИН: Артур, но нельзя продавать мороженое из какого-то старого фургона. Нужна лицензия, место для торговли…
ДУГЛАС: Морозильник…
АРТУР: Нет-нет-нет. Я купил несколько сумок-термосов. По-моему, это примерно одно и то же. И, смотрите, Шкип, что я еще купил!
МАРТИН: Артур!
ДУГЛАС: Зачем ты это сделал?
АРТУР: Видите? Я заменил тормозные колодки, как Вы велели.
МАРТИН: Я сказал – через годик-другой.
АРТУР: Да, а я заменил их сразу. И взял самые дорогие, какие только были.
МАРТИН: Да что ты?
АРТУР: Да. Углеволокно. Они не хотели мне их продавать, но я настаивал, потому что Вы сказали не жмотиться.
МАРТИН: И сколько же ты…
АРТУР: Две тысячи фунтов! Это прекрасно, потому что ровно столько было у меня в банке.
МАРТИН: Ты потратил все свои деньги на тормозные колодки?
АРТУР: Ну, да, но это не страшно. Это инвестиции.
МАРТИН: Артур, весь фургон стоит всего около пяти сотен.
АРТУР: Уже нет, Шкип. Теперь он стоит две тысячи и пять сотен!
ДУГЛАС: По сути, Артур, теперь у тебя есть очень дорогие тормозные колодки, которые, для удобства, ты завернул в дешевый фургон.
АРТУР: Ой, ой, а вот самое лучшее из самого лучшего!
МАРТИН: Что:
АРТУР: Музыка. Я записал собственную музыку для продажи мороженого. Слушайте!
ПЕСЕНКА (на мотив «Зеленых рукавов»): Моро-оженое, моро-оженое, мо-оро-оженое, мо-ороженое, моро-оженое, мо-ооро-оженое, покупайте мо-ро-же-но-е.
МАРТИН: О, да, это…
ПЕСЕНКА: Моооооороженое…
ДУГЛАС: Пожалуй, хватит.
АРТУР: Но там еще много.
ДУГЛАС: Вот именно.


ТЕРЕЗА: Ах, она совсем такая, какой я ее запомнила.
МАРТИН: Большое спасибо, что приехала, Тереза.
ТЕРЕЗА: Конечно. Разве я могу пропустить последний полет ГЕРТИ?
МАРТИН: Да…
ТЕРЕЗА: Все будет хорошо, Мартин.
МАРТИН: Думаешь? Смотри, Артур только заполучил фургон и уже потратил все свои сбережения на тормозные колодки и мороженое. Дуглас молчит про своё интервью. Вообще, Тереза, ты знаешь, мне вчера в постели пришла в голову идея…
ТЕРЕЗА: Я помню.
МАРТИН: Что? Нет, ой, нет, нет… э-э… я… я не об этом… я…
ТЕРЕЗА: Извини, Мартин, извини. Мне просто нравится, как быстро у тебя краснеют уши.
МАРТИН: Спасибо. Слушай, наверное, это дурацкая идея, но ты ведь знаешь, что ты принцесса Лихтенштейнская?
ТЕРЕЗА: Да, где-то я об этом слышала.
МАРТИН: Так вот, мне пришло в голову: у Лихтенштейна ведь нет государственной авиалинии, так?
ТЕРЕЗА: Верно, нет.
МАРТИН: Такую, которую создало бы государство – просто Лихтенштейн государство маленькое, и у него может быть очень маленькая авиалиния.
ТЕРЕЗА: Угу. А знаешь, чего еще нет в Лихтенштейне?
МАРТИН: Чего?
ТЕРЕЗА: Аэропорта.
МАРТИН: Да, конечно, нет. Это верно.
ТЕРЕЗА: Мартин, поверь мне, ты прекрасно справишься в Швейцарских Авиалиниях. Ты просто должен встать на ноги.
МАРТИН: Что? Нет, нет. Нет-нет-нет, это не то… Я просто думал об остальных.
ТЕРЕЗА: Я знаю.


МАРТИН: Спасибо, Фиттон. Гольф Танго Индия, взлет выполнен, поднимаемся на четыре тысячи футов.
КАРЛ: Ах, мы будем скучать по тебе, ГЕРТИ.
МАРТИН: Карл, прошу тебя.
КАРЛ: Вас понял, Гольф Танго Индия. Ох, вы только посмотрите на нее, летит себе, машет закрылками, такая счастливая. Не знает, что ее везут к ветеринару.
МАРТИН: Диспетчер, пожалуйста, придерживайтесь установленных…
КАРЛ: Да-да… Ну, хоть крылышками помашите.
МАРТИН: Нет!
ДУГЛАС: Да ладно тебе!
МАРТИН: Ладно…
КЭРОЛИН: Эй, пилоты. Я сделала вам кофе.
МАРТИН: Что? Ты?!
ДУГЛАС: Это не та Кэролин, которую мы знаем.
КЭРОЛИН: Да, странные и чудесные вещи происходят в последнем полете, особенно когда Артура нет на борту. И, кстати, Мартин, приложи все усилия, чтобы не покорёжить её при посадке, хорошо? Такой иронии я не вынесу.
ДУГЛАС: Кэролин, а как мы доберемся домой после аукциона?
КЭРОЛИН: Герк заберет меня на своем Мерседесе.
МАРТИН: Но мы же все в него не влезем.
КЭРОЛИН: Конечно, нет. Никто из вас в него не влезет. Для вас Артур пригонит фургон.
ДУГЛАС: Вот теперь это Кэролин, которую мы знаем.


ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Итак, дамы и господа, далее у нас лот номер 42, зарегистрирован как Гольф Эхо Ромео Танго Индия.
МАРТИН: Кэролин, где Артур? Он все пропустит.
КЭРОЛИН: Надеюсь. Я специально сказала ему неправильное время. Не надо ему этого видеть.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Да, это довольно забавно. Локхид Макдонелл 3-12, и он не только целый, но и прибыл сюда своим ходом!
ДУГЛАС: Обнадеживающее начало.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Пожалуй, это идеальное приобретение для… э-э… разных людей, не сомневаюсь. Итак, кто хочет поддержать меня на цене в 8 тысяч фунтов?
МАРТИН: Всего восемь тысяч?
ТЕРЕЗА: Это просто начальная цена.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Нет? Семь с половиной? Семь тысяч фунтов.
КЭРОЛИН: О, боже…
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Шесть с половиной. Ну же, дамы и господа. Даже только на металлолом она стоит не меньше шести.
МАРТИН: Металлолом?
ДУГЛАС: Бедная старушка.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Брюс, я смотрю на тебя.
БРЮС: Даю пять.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Спасибо, Брюс. Первая ставка пять тысяч, и я, кажется, слышу «шесть»? Шесть, кто-нибудь? Пять с половиной?
МАРТИН: Ну же, это ничто.
КЭРОЛИН: Слегка разочаровывает.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Нет? Никого? Ваш последний шанс. Ну, ладно: пять тысяч раз, пять тысяч два…
МАРТИН: Пять пятьсот.
ДУГЛАС: Что?!
ТЕРЕЗА: Мартин!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Благодарю вас, сэр. У нас пять тысяч пятьсот.
КЭРОЛИН: Мартин, ради всего святого, что ты делаешь?!
МАРТИН: Не волнуйтесь, я просто решил немного его завести.
КЭРОЛИН: Но ты же не знаешь наверняка, захочет ли кто-то…
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Брюс, я слышу «шесть»?
БРЮС: Ага.
МАРТИН: Вот! Вот видите? Я только что заработал для тебя тысячу фунтов.
КЭРОЛИН: Я, конечно, благодарна, но больше не надо.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: У нас шесть тысяч. Кто-то сказал «шесть с половиной»?
КЭРОЛИН: Мартин, ни слова.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Шесть с половиной, благодарю вас.
КЭРОЛИН: Я не имела в виду, что надо кивать.
МАРТИН: Пожалуй, я прибавлю.
ДУГЛАС: А если он не станет?
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «семь»?
БРЮС: Ага.
ДУГЛАС: Так, Мартин, а теперь хватит.
КЭРОЛИН: Да, семи тысяч вполне достаточно. Я запрещаю тебе делать ставки.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «семь с половиной»?
МАРТИН: Только разочек.
ДУГЛАС: Нет! Не кивай!
КЭРОЛИН: Тереза, держи его за голову.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Благодарю вас, сэр. Ставка – семь с половиной.
КЭРОЛИН: Тереза! Ты что, не слышала меня?
ТЕРЕЗА: Так Вы серьезно?!
КЭРОЛИН: Да!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Ну, Брюс, я слышу «восемь»?
БРЮС: Ага.
ДУГЛАС: Мартин, слушай меня. Я знаю, что ты делаешь, и, видит бог, я тебя понимаю, но ты должен остановиться.
МАРТИН: Я просто пытаюсь его раздразнить.
ДУГЛАС: Вовсе нет. Ты пытаешься выиграть.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «восемь с половиной»?
МАРТИН: А что в этом плохого? Я могу взять ссуду. Тогда ГЕРТИ будет наша, и если ничего не получится…
ДУГЛАС: Мартин, я хочу, чтобы ты успокоился.
МАРТИН: Я и так спокоен. Я спокоен, решителен и находчив.
ДУГЛАС: Нет, ты паникуешь и принимаешь неверные решения, не находя необходимых ресурсов.
МАРТИН: Я знаю! Потому что так оно и есть. А значит, я не могу ехать в Цюрих, верно? Я им не подхожу. Значит, мы должны сохранить ГЕРТИ!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я вынужден подгонять Вас, сэр. Будут ставки выше восьми тысяч?
МАРТИН: Я…
НОВЫЙ ГОЛОС: Да, 15 тысяч фунтов.
КЭРОЛИН: Что?!
ТЕРЕЗА: О, чудесно.
ДУГЛАС: Не совсем.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Ага! У нас пятнадцать тысяч, от нового участника в заднем ряду.
КЭРОЛИН: Гордон!
ТЕРЕЗА: Кто?
МАРТИН: Отец Артура. Тот, что пытался украсть ГЕРТИ.
ГОРДОН: Привет, Кэролин. Как поживаешь?
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Пятнадцать тысяч фунтов дают за этот бизнес-самолет в довольно приличном состоянии. Я слышу «шестнадцать тысяч»? Брюс?
БРЮС: Нет, с меня хватит. Кинь сообщение, когда пойдет лот номер 60.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Что ж, отлично. Если мы закончили на пятнадцати тысячах… 15 тысяч раз…
КЭРОЛИН: Двадцать тысяч.
ГОРДОН: Что?!
КЭРОЛИН: Я не могу позволить Гордону заполучить ее.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Мадам, Вы не можете делать ставки на свой собственный лот.
КЭРОЛИН: Отлично. Дуглас, ставь двадцать тысяч фунтов.
ДУГЛАС: Я не буду на нее ставить.
КЭРОЛИН: Нет, будешь.
ДУГЛАС: Не буду. Даже если бы у меня были деньги.
КЭРОЛИН: Потом разберемся, ставь, давай.
ДУГЛАС: Двадцать тысяч фунтов.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Ага, у нас двадцать тысяч фунтов от человека, который стоит рядом с владелицей… но, я уверен, совершенно не связан с ней. Я слышу «тридцать»?
ГОРДОН: Тридцать.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Есть тридцать. Сорок?
ДУГЛАС: Ну?
КЭРОЛИН: Продолжай! Мы потом все аннулируем.
ДУГЛАС: Не уверен, что тебе это удастся.
КЭРОЛИН: Ставь!
ДУГЛАС: Сорок.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Сорок тысяч. Я слышу «пятьдесят»?
ГОРДОН: Пятьдесят.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: У нас пятьдесят тысяч за эту часто недооцениваемую жемчужину авиации.
ДУГЛАС: Кэролин, стой. Пятьдесят тысяч?! Это смешно.
КЭРОЛИН: Его не волнуют деньги. Он просто хочет отомстить мне.
ДУГЛАС: Да, но тебя-то деньги волнуют.
КЭРОЛИН: Не настолько. Шестьдесят!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Мадам…
КЭРОЛИН: Ах, да. Дуглас.
ДУГЛАС: Нет, Кэролин, слушай, он что-то задумал. Он либо пытается…
КЭРОЛИН: И не надо. Мартин.
МАРТИН: Да?
КЭРОЛИН: Скажи «шестьдесят».
МАРТИН: Шестьдесят.
КЭРОЛИН: Да не мне, идиот, ему.
МАРТИН: Ох, извини. Шестьдесят!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Ага! Шестьдесят тысяч фунтов от ещё одного нового… простите, ошибочка, от старого друга! Снова в бой, сэр!
ГОРДОН: Семьдесят.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «восемьдесят»?
АРТУР: Извините, ребята. Я что-то пропустил?
ДУГЛАС: Да так, кое-что.
КЭРОЛИН: Давай, Мартин.
МАРТИН: Восемьдесят тысяч.
АРТУР: Ух ты, а что Шкип покупает?
ДУГЛАС: ГЕРТИ.
АРТУР: А, хорошо. А мы что, не могли просто отдать ему…
ДУГЛАС: Не сейчас, Артур. Я думаю.
КЭРОЛИН: Мы не покупаем ее по-настоящему, Артур. Мы пытаемся не дать твоему отцу купить ее.
АРТУР: Папа? Где, здесь? Он здесь?
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «девяносто»?
ГОРДОН: Девяносто тысяч.
АРТУР: Ой, папа! Здесь! Нельзя продавать ему ГЕРТИ. Нельзя. Он ее не получит. Протестую, Ваша Честь!
МАРТИН: Артур, это не то, что…
КЭРОЛИН: Не волнуйся, дорогой, мы ему не позволим. Продолжай, Мартин.
МАРТИН: Сто тысяч!
АРТУР: Спасибо, мам, спасибо.
ГОРДОН: Четверть миллиона.
ДУГЛАС: Бог мой.
КЭРОЛИН: Что?!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Четверть миллиона фунтов! За эту вечную классику! Ваша ставка, сэр?
МАРТИН: Что мне говорить? Полмиллиона?
КЭРОЛИН: Нет-нет-нет, постой, погоди.
АРТУР: Зачем? Чего мы ждем?
КЭРОЛИН: Четверть миллиона фунтов, между прочим.
АРТУР: Да, но мы не можем отдать ее папе.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я слышу «полмиллиона»?
КЭРОЛИН: Подождите. Я думаю.
АРТУР: Но, мам, он же хочет отрезать хвост ГЕРТИ и повесить его над камином.
КЭРОЛИН: Да, я знаю, милый.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Четверть миллиона раз…
АРТУР: Так нельзя!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Четверть миллиона два…
АРТУР: Десять миллионов фунтов!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: У нас десять миллионов! Десять миллионов фунтов за единственную в жизни возможность заполучить шедевр авиастроения. Будут ставки сверх десяти миллионов?
ГОРДОН: Нет. За эти деньги можете ее оставить себе.


КЭРОЛИН: Ладно. Следуйте за мной, мои маленькие акулы бизнеса. Дуглас, ты куда отправился?
ДУГЛАС: Надо кое с кем переговорить. Ничего без меня не делайте.
КЭРОЛИН: Я буду делать без тебя всё, что захочу. Так… Я вхожу.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Нет, это же мой офис. Это я говорю: «Входите».
КЭРОЛИН: Мой способ экономит время. Итак, по поводу аукциона.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: О, да, мои поздравления, мадам. Баснословный результат.
КЭРОЛИН: Вы правы, баснословный. А теперь позвольте представить вам баснописца.
АРТУР: Привет.
КЭРОЛИН: Перед вами – человек, сделавший ставку на десять миллионов. Внимайте ему. Обратите внимание на прическу. Задумайтесь над его ботинками. Как Вы считаете, он похож на миллионера, который отправился скупать самолеты?
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: На… эксцентричного миллионера.
КЭРОЛИН: Эксцентричный – да. Но не миллионер. Это мой сын. Чудесный мальчик, но обитает в мире фантазий.
АРТУР: Спасибо, мам.
КЭРОЛИН: Так что я бы предложила Вам быстренько найти этого милого продавца металлолома и узнать, интересует ли его ещё эта сделка.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Э, нет. Следующая ставка по понижающей была от джентльмена из Австралии.
КЭРОЛИН: Боюсь, я Вас не порадую. Это Гордон, отец мальчика, который единолично отвечает на вопрос: «В кого это он?». Они всегда это вместе вытворяют.
АРТУР: Мам!
КЭРОЛИН: Код «красный», Артур. И, конечно, ещё двое участников, как Вы, наверное, уже догадались, это мои шестерки.
МАРТИН: Я не просто шест…
КЭРОЛИН: Код «красный», Мартин.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: А кто-нибудь ставил на ваш лот, по-настоящему намереваясь его купить?
КЭРОЛИН: Какая проницательность! Верный вопрос! Конечно, ставил: Брюс, который скупает металлолом. Поэтому я ещё раз предлагаю Вам его найти.


ДУГЛАС: Мистер Шаппи! Мистер Шаппи!
ГОРДОН: А, это ты. Ну, и какого черта тебе нужно?
ДУГЛАС: Что всё это значило:?
ГОРДОН: Ты о том, что у мальчишки снесло крышу? Ты меня спрашиваешь? Ты его знаешь лучше, чем я. Что ж, ваши воображаемые деньги все ваши.
ДУГЛАС: Нет, я о том, что Вы ставили четверть миллиона. Вы пытались саботировать аукцион?
ГОРДОН: Нет, я пытался получить назад мой чертов самолет. Эта женщина украла его у меня во время развода, и когда-нибудь я получу его обратно. Можешь ей это передать от меня.
ДУГЛАС: Будет еще лучше, если я помогу Вам забрать у нее самолет.
ГОРДОН: Как? Украсть?
ДУГЛАС: Я смотрю, эта мысль действительно автоматически приходит вам в голову, да? Нет, не украсть. Но, мне кажется, я мог бы убедить ее еще раз рассмотреть Ваше предложение.
ГОРДОН: А зачем тебе это?
ДУГЛАС: Потому что с ее стороны глупо отказываться от таких деньжищ из гордости; ну, и, конечно, 10 процентов за посредничество.
ГОРДОН: А ты и впрямь бесстыжий аферист, да?
ДУГЛАС: Комплимент от мастера? Вы согласны?
ГОРДОН: Я согласен.


ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Что ж, мадам, Вам страшно повезло.
КЭРОЛИН: Вы меня чуть не провели.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Брюс Фрейзер был готов поддержать свою последнюю ставку – восемь тысяч фунтов, и я позволил сделке состояться.
КЭРОЛИН: Отлично. Тогда…
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Но Вы должны понять…
КЭРОЛИН: Да-да, я понимаю.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Я еще ничего не сказал. Поймите, что…
КЭРОЛИН: Уверена, что знаю, о чем вы. Вот так, мальчики: ГЕРТИ продана, а Гордон исчез. Счастливый конец.
МАРТИН, АРТУР, ТЕРЕЗА: Да…
ДУГЛАС: Кэролин, вот ты где!
КЭРОЛИН: А, Дуглас. Хорошие новости.
ДУГЛАС: Что бы ты ни делала, не продавай ГЕРТИ.
КЭРОЛИН: Да, это несколько ослабляет эффект от хорошей новости.
ДУГЛАС: Ты что, уже? Как?
КЭРОЛИН: Именно так. За восемь тысяч мужику с металлоломом.
ДУГЛАС: Отмени продажу.
КЭРОЛИН: Что? Почему?
ДУГЛАС: Потому что я только что говорил с Гордоном. Он серьезно. Он на полном серьезе готов потратить на нее четверть миллиона.
МАРТИН: Откуда ты знаешь?
ДУГЛАС: Я предложил продать ее ему.
КЭРОЛИН: Что?!
ДУГЛАС: Как ты понимаешь, я соврал, но он купился, а это значит, что она стоит гораздо больше.
КЭРОЛИН: Как это может быть?
ДУГЛАС: Я не знаю. Может быть, он что-то спрятал в ней перед вашим разводом?
МАРТИН: И что это, если мы не нашли это за тринадцать лет?
ДУГЛАС: Я не знаю. Я только знаю, что для него она стоит уйму денег.
КЭРОЛИН: Нет-нет-нет-нет, Дуглас. Я бы и рада в это поверить, но он делает это только ради того, чтобы мне отомстить.
ДУГЛАС: Люди вроде Гордона не мстят бывшим женам, отдавая им четверть миллиона фунтов. Поверь, Кэролин. Разве я когда-нибудь ошибался?
КЭРОЛИН: Да, много раз. Гораздо больше, чем позволяет нам думать твоя неустанная самореклама.
ДУГЛАС: Я когда-нибудь ошибался в подобных вещах?
КЭРОЛИН: Ну…
АРТУР: Мам?
МАРТИН: Кэролин?
КЭРОЛИН: Ох, да какого черта. Давайте вернем ее.
МАРТИН: Ага!
КЭРОЛИН: Организатор!
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: У меня, знаете ли, имя есть.
КЭРОЛИН: Оно меня не интересует. Тащите сюда Брюса.
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Он вылетел десять минут назад.
КЭРОЛИН: «Вылетел»? Как он мог «вылететь»?
ОРГАНИЗАТОР ТОРГОВ: Если помните, мадам, Вы продали ему самолет.
КЭРОЛИН: Но мне нужно поговорить с ним, прямо сейчас.
ДУГЛАС: Алло, это Брюс? Да, я случайно знаю номер спутникового телефона Вашего нового самолета. Меня зовут Дуглас Ричардсон, и у меня есть для Вас предложение…




1 Диккенса все читали, полагаю.
2 «Касабланку», поди, тоже все, кроме меня, смотрели.
3 Snow – снег, Thaw – оттепель.
4Английский истребитель времен Второй мировой, https://ru.wikipedia.org/wiki/Supermarine_Spitfire.


Файл целиком: https://yadi.sk/i/JcjBHxmndcaof
Tags: БК: Cabin Pressure, фандом: случай с переводчиком
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author