aneitis (aneitis) wrote in sherlock_series,
aneitis
aneitis
sherlock_series

Categories:

"Ричард III": Блестящая игра в посредственной постановке

- таково общее резюме критических обзоров в прессе.



Эффектная осовремененная версия, ориентированная на привлечение в театр новой аудитории, лишена присущей Шекспиру глубины, и превосходное актёрское исполнение не способно это восполнить.

Выступая на шоу Эндрю Марра, Мартин Фриман сказал, что он просто одержим привлечением на его спектакль молодой аудитории и считает, что этого можно добиться, сократив оригинальный текст. У Шекспира есть скучные места, которые нужно вырезать, чтобы молодой зритель мог получить удовольствие. Пьесы Шекспира могут быть утомительными, просто об этом не принято говорить - существует своего рода заговор молчания, когда дело касается критики Барда. Даже самые умные и образованные театралы просто молча терпят скучные места, предпочитая не затрагивать эту тему, чтобы не уронить своё реноме. (Х)

Ллойд хотел адаптировать представление для молодых людей, которые не искушены в тонкостях театрального языка. Он вырезал "лишние" сцены, сократил "лишних" персонажей, сделал развитие действия достаточно быстрым, чтобы приблизить его к восприятию людей, привыкших к "экшену" в кино, и сделал упор на "визуальные эффекты" - шокирующе жестокие сцены и обилие крови. К концу спектакля сцена так щедро залита кровью, что выходящие на поклон актёры едва не поскальзываются на ней. Той же цели служит приглашение популярной у молодёжи кинозвезды на главную роль, дополнительно интригующее тем, что привычное амплуа Фримана далеко от ролей, подобных Ричарду. Это было рискованно, и не все считают, что этот риск оправдал себя. Многие отмечают, что в то время как Ричард III является одним из самых захватывающих шекспировских героев, Фриман создаёт довольно плоский и однозначный образ зла без достаточного богатства оттенков. Его Ричарду не хватает злобного дьявольского магнетизма, он не излучает ощущения опасной непредсказуемости (The Independent).

Пишут также, что перенос действия в 1970-е ничем не оправдан в самой постановке. Зрители так и не смогли понять, каким образом действие спектакля связано с событиями "Зимы недовольства" или с какими-то другими событиями того периода. Офисная обстановка в стиле 1970-х нелепо диссонирует с разворачивающимися событиями, а загромождённость и без того маленькой сцены мебелью заметно мешает актёрам и приводит к потере ощущения масштаба драмы. Как написали в одном обзоре: "More space, more space, my kingdom for more space!" (Пространство! Пространство! Царство за пространство!)



Самую низкую оценку шоу дал The Telegraph (рейтинг ** - две звезды из пяти возможных). Критик Чарльз Спенсер написал разгромную рецензию: "Постановка Джейми Ллойда неоправданно трудна для восприятия, в то время как Мартин Фриман выглядит мальчиком, посланным сделать мужскую работу". Шекспировский Ричард - персонаж, полный чёрного юмора, который покоряет публику своим остроумием и куражом; фримановский Ричард мелок, он демонстрирует банальность зла, а на том месте, где должна быть харизма, зияет дыра, что особенно чувствуется в сцене обольщения леди Анны.

С этим отчасти соглашается Майкл Биллингтон из The Guardian (рейтинг ***): этому Ричарду не хватает зловещей сексуальности монарха и демонического восторга - вместо того, чтобы покорять окружающих дьявольской харизмой и вкрадчивыми изощрёнными речами, он добивается своих целей грубым насилием. Впрочем, это не вина Фримана - такая трактовка роли соответствует режиссёрской концепции, которая является недостаточно убедительной. Версия Ллойда вызывает вопросы, на которые зритель не получает ответа. Апелляция к "Зиме недовольства" 1970-х вызвана просто удобной фразой из Шекспира, которую легко использовать для ассоциации, но не оправдана внутренним смыслом постановки. Зрители ждут, как Ллойд решит им самим же созданные проблемы, но вместо размаха и величия шекспировской хроники им предлагают типичную кровожадную демонстрацию офисной политики.

Впрочем, Бена Доуэла из Radio Times такой Ричард не разочаровал: он считает, что исполнение Мартина Фримана в можно поставить в один ряд с лучшими воплощениями этой роли. Его Ричард - расчётливый убийца и интриган, садист и женоненавистник. Талант Фримана выражается в создании персонажа, пугающе обыденного в своём злодействе. Его герой заражает свой мир, отравляя умы и разрушая тела окружающих. Пустое равнодушие, с которым он совершает свои действия, леденит зрителя и даёт ужасающе реалистичное ощущение разрушительности раковой опухоли, уничтожающей жизнь вокруг себя. Это ощущение усиливается его циничным бесчувствием по отношению к самому себе.

Evening Standard (рейтинг ***): Мартин Фриман представляет улыбающегося самодовольного Ричарда, однако он никогда не кажется по-настоящему опасным и лишён соблазнительной харизматичности. Это иллюстрация банальности зла в образе напускающего на себя важность бюрократа. Постановка, несомненно, яркая, но перегружена кричащими трюками.

Digital Spy даёт наиболее высокую оценку по сравнению с остальными (рейтинг ****): Фриман идеально подходит для этой трактовки - его привычный зрителю образ тихого обывателя является той личиной, которую этот Ричард представляет миру, однако в ней с самого начала ощущается излишняя рассудочность. Всё же в сцене обольщения Анны присутствует и толика дьявольской харизмы, достаточная для того, чтобы сделать её убедительной. Во время убийства Анны Фриман действительно ошеломляет: вместо франтоватого улыбающегося социопата мы видим хрюкающего полусумасшедшего зверя. Жаль, что пространство сцены настолько ограничено и перегружено, что зритель испытывает непреодолимое желание опрокинуть столы, чтобы освободить немного места для актёров. Обстановка не меняется на протяжении всей пьесы и выглядит неубедительно во время заключительной сцены боя.

Саркастическая рецензия в Londonist: Мартин Фриман оказывается в затруднительном положении. Похоже, ему не суждено когда-нибудь вырваться из офиса. Его Ричард по какой-то неизвестной причине сражается за контроль над тесным уродливым машбюро 1970-х. Одна из худших постановок на лондонской сцене - и ответственность за это несут режиссёр Ллойд и художник-постановщик Сутра Гилмор. В то время как зрители пытаются понять, почему они оказались в офисе 1970-х годов, актёры озадачены тем, как преодолеть это случайное нагромождение мебели, раздражающее, как бельмо на глазу. Вместо того, чтобы погружаться в переживания событий в пьесе, аудитория переживает за здоровье и безопасность актёров, постоянно рискующих натолкнуться на углы мебели, а кульминационная сцена битвы при Босуорте становится невыразимо абсурдной. Ошибкой было и усадить более сотни зрителей в глубине сцены: помимо того, что это добавляет визуального беспорядка, демонстрируя остальным зрителям людей 21 века (которые постоянно зевают и иногда выходят в туалет), это также вынуждает бедных актёров играть на две стороны сцены. Вопреки всему этому Мартину Фриману почти удаётся добиться успеха, что свидетельствует о его квалификации, опыте и целеустремлённости. Он пыхтит, надувает губы и с напыщенным видом расхаживает по своему офису как пьяный пингвин - захватывающее комическое исполнение, упивающееся иронией персонажа. Но более трудный материал даётся ему хуже - он склонен к тем же театральным припадкам, что и остальные актёры: обильное заламывание рук и шевеление расставленных веером пальцев. Это несомненный мискаст - хотя, возможно, в случае более отчётливого направления в сторону его необычного ситком-стиля это могло бы сработать. Впрочем, ещё не слишком поздно: просто стоит избавиться от половины столов и позволить актёрам взаимодействовать - добротная и интересная постановка изо всех сил пытается пробиться на свет.

Den of Geek (рейтинг ****): Мартин Фриман превращает драму в жестокую комедию. Его страдающий несварением Ричард - дёрганное, взвинченное существо, блестяще эрудированное и совершенно аморальное: он весь представляет собой мозг без капли сердца, пустой сосуд, заполнивший сам себя деспотической властью. Намеренное загромождение сцены вызывает эффект клаустрофобии, и вся постановка полна чёрного юмора. Такой подход является вполне доступным для театральных неофитов, более привыкших получать острые ощущения с помощью кино и телевидения. Поклонники Фримана будут в восторге, поклонники Ричарда III тоже смогут получить удовольствие - как только сумеют примириться с хохмами.

Time Out (рейтинг ****): Ричард Мартина Фримана в полной мере отражает банальность зла. Этот Ричард действительно является эффективным чиновником - и именно это делает его таким опасным. Обстановка на сцене напоминает скорее СССР в разгар сталинского террора, чем Великобританию 70-х.

WhatsOnStage (рейтинг ***): Мартин Фриман показывает некоторые тонкие штрихи, но ему не хватает угрозы. Это действительно странная постановка, где Бэкингем является более зловещим, чем Ричард. В спектакле нет ощущения разворачивающейся политической катастрофы. При всех тиках и гримасах Фримана нет никакого реального объяснения, почему его герой так зациклен на захвате власти.

Variety: полностью положительная рецензия. Концепция спектакля и всех персонажей очень чёткая и внятная, в отличие от предыдущих постановок "Ричарда". Два ряда столов, поставленных друг против друга, символизируют противостояние двух группировок, и по расположению персонажей всем сразу становится ясно, на какой они стороне. Чтобы зрители не путались, о ком идёт речь, персонажи, упомянутые другими, появляются на сцене, даже если у них нет реплик. Нелогичное, казалось бы, приглашение Фримана на главную роль полностью себя оправдывает, открывая более широкий диапазон его возможностей.

The Upcoming (рейтинг ****): постановка остаётся верной оригинальному сценарию, хотя Ллойд сделал кое-что, чтобы облегчить современному зрителю нагрузку. Посадить зрителей на сцене - умелый приём, который позволяет достичь почти 3D-объёма и вовлечь аудиторию в действие, как бы сделав её участницей спектакля. Зрители, сидящие на сцене, напоминают жюри в суде, призванное засвидетельствовать преступления Ричарда и призвать к справедливому возмездию. Костюмы мужских персонажей напоминают о разных временных периодах - от 1970-х до наших дней. На первый взгляд это кажется ошибкой, но на самом деле это символизирует универсальность пьесы на все времена и актуальность темы власти. Этому же служит и перенесение действия из исторической обстановки в современный офис. Высокая раскупаемость билетов и наличие молодой аудитории, несомненно, связаны с участием Мартина Фримана, который даёт освежающую и оригинальную трактовку шекспировской роли.

Kensington & Chelsea Today: это один из самых комичных Ричардов. Фриман может вызвать взрывы хохота, просто своевременно дёрнув бровью. Однако по мере развития действия становится ясно, что юмор и сарказм просто маскируют холодное, порочное безумие, которое представляет собой истинное Я Ричарда. Кажется, что у всех персонажей имеются проблемы с алкоголем.

theartsdesk: Мартину Фриману, создавшему образ монотонного злодейства, не удаётся выявить запутанные глубины горбатого короля. Представьте себе доктора Уотсона, пробующего свои силы как Мориарти. Ирония в том, что в то время как Фриман привнёс новое измерение в образ Уотсона, показав, как жертва войны подпитывается определённой ненавистью к себе, он не предлагает подобной психологической глубины в персонаже, который этого требует. Эта постановка увлекательна и местами захватывает, но интерпретация Ллойда и Фримана оставляет центральный характер без обычной мотивации. Это военный, который решил, что настал удобный момент захватить побольше власти для себя - так почему бы и нет? Нет ни следа отвращения Ричарда к самому себе, извращённой психологии, направляющей его амбиции - и саму пьесу. По мере того, как импровизированные жесты начинают повторяться после каждого преступления и теряют своё комическое очарование, мы взываем к чему-то большему. Постановочное насилие ощущается как отвлекающий раздражитель - оно занимает время, которое лучше было бы потратить на развитие характеров.

London Theatre (рейтинг ****): полностью положительная рецензия, из которой не удаётся извлечь ничего конкретного, кроме общих похвал.

The Daily Mail: офисная политика и кровавые смерти для Твиттер-поколения.

И так далее.

Все единодушно хвалят очень сильные сцены убийства Анны и утопления в аквариуме Кларенса, а также превосходную игру Мэгги Стид и особенно Джины МакКи.



Многие отмечают, что некоторые ключевые реплики в кульминационные моменты поданы так, что вызывают смех в аудитории, что является довольно спорным решением - в частности, знаменитое "Коня! Коня!"

В качестве итога можно привести заключение Элисон Кирквуд из UK Theatre Web (рейтинг ***):

Так стоит ли платить за билет немалые деньги?
Если вы фанат Фримана - безусловно да, он вас не разочарует.
Однако если вы поклонник Ричарда Третьего, то вы не увидите ничего нового, но, вероятно, такой цели и не ставилось.

Благодаря sherlockfuckyeah.tumblr, собравшей ссылки на множество рецензий.
Tags: Мартин Фриман: театр, Мартин Фриман: фото
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author