Элла Дмитриева (jacopone_da) wrote in sherlock_series,
Элла Дмитриева
jacopone_da
sherlock_series

Category:

Каждый кадр — история: интервью с оператором Стивом Лосом (6 и последняя)

Источник

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Четвертая часть

Пятая часть

В.: Да, это дает глубину… Быть способным снова и снова возвращаться к пройденному. Я смотрела «Шерлок» несколько сот раз, наверно, и именно это делает его таким неотразимым. Хочу спросить вас о других влияниях. Вы пытались сознательно подражать какому-нибудь фотографу или оператору, бессознательно впитывали то, что вам понравилось, или преобразовывали это?

О.: Вряд ли я когда-нибудь пытался скопировать что бы то ни было. Что касается влияний, то Крюдсон был решающим. Можете сравнить работу его и мою, они очень похожи.

В.: Я выложила рядом ваши кадры и его фотографии, все время смотрю на них.

О.: Конечно, Крюдсон сильно повлиял на меня, но не был чем-то вроде... Я люблю в его работах вот эти переходы света, цвет, да всё вообще. Они — картины. Меня тянет к более темным вещам, в смысле контраста, разумеется, но также и в смысле сюжета. Это самое интересное. Сокровенное, низ живота. Вот что я люблю у Крюдсона — его работы не совсем... они всегда как бы на краю. В нем есть что-то неправильное. Интересная мысль, быть таким... насколько возможно трудноуловимым. Крюдсон снимает драму, в сущности, но делает это настолько неуловимо... Когда вы начинаете фотографировать или снимать... когда я начинал, я мог поставить освещение только там, где это было оправдано, потому что свет выглядит естественным, когда идет в том же направлении, что и солнечный. Очень скоро я понял, что игра не стоит свеч, это слишком трудно. Надо в общем держаться этого правила, но порой слегка его расширять, как Крюдсон, - если вам нужен в кадре другой цвет, введите его туда. Не надо пытаться тут что-то доказывать. Он там нужен по эстетическим причинам. По любым причинам. Вот что вы делаете — вы добавляете цвета в кадр, потому что можете это сделать. Визуально Крюдсон очень сильно на меня повлиял.

Что касается других — однажды меня спросили, кем из кинооператоров я восхищаюсь, так вот, Роджером Дикинсом. Януш Камински — кое-что у него просто потрясает, его работа со [Стивеном] Спилбергом... Один из моих любимых фильмов Камински - «Скафандр и бабочка». Вы смотрели его?

В.: Нет еще.

О.: Рекомендую вам его после этого интервью. Это история о парне, у которого случился инсульт. Он был редактором «Вог» [на самом деле «Эль»]. Это правдивая история, а малобюджетный польский фильм Януш Камински снял между двумя блокбастерами со Спилбергом, кажется, бесплатно. Пример того, как у человека есть для игры целый мир, а он заканчивает таким вот небольшим фильмом. Шедевр визуального рассказа. Посмотрите его, и мы еще поговорим о нем, от его стиля, его изобретательности просто захватывает дух, да от всего вообще. Вот. Восхищаюсь им. Еще Славомир Идзяк, снявший «Три цвета: Синий» и «Падение «Черного ястреба». Больше всего из-за его работы с Кеслёвским. Я бы сказал, что Кеслёвский-режиссер очень сильно повлиял на меня. В колледже я смотрел очень много французских и польских фильмов. Я лелею мысль, что в них есть что-то, чего у других нет. В то время они были совершенно не похожи на фильмы в западном стиле. Фильмы Кеслёвского обычно очень суровы, но очень честны. Опять-таки они о том, что значит быть человеком. Они не о чем-то, а о чувстве при виде чего-то. Вы получаете от них... Он рассказывает историю о нашей общей компании. Ирония и трагедия жизни, вы понимаете, что любите человека, когда теряете его, всё такое.

Знаете, как бывает, - идете в кино с другом, видите действительно прекрасный фильм, выходите, ни с кем не говорите и думаете о нем всю следующую неделю. Вы думаете о нем по утрам — какой прекрасный фильм. Он заставляет вас думать, он смог вас расшевелить. Смотрите другой, наслаждаетесь, говорите о нем пять минут, - но это не шедевр. Помню, я смотрел «21 грамм» с женой после рождения нашей первой дочери, а я не говорил ей, о чем он. Я часто плачу в кино, я очень эмоционален. Мы посмотрели этот фильм, Рэчел легла спать на рассвете. Она не разговаривала со мной. Не хотела говорить. Проснулась на другой день, и опять не хотела со мной разговаривать. Она сильно рассердилась. Через два дня мы поругались, она сказала, что очень зла на меня за этот фильм, что если бы она знала, о чем он, она никогда не стала бы его смотреть. Она мать, понятно, почему ей это было так трудно, но интересно, что он по-настоящему впечатлил ее. Еще через два дня она начала осознавать это впечатление. А потом мы поговорили, и она сказала: «Это один из лучших фильмов за долгое время. Он так меня тронул». Такие моменты и вдохновляют меня. Они могут быть неприятными, страшными, но они настоящие. Они интересны. Я делаю то, что делаю, потому что люблю вот это — ты снимаешь, ловишь момент, потом это видят люди. И радуются.

В.: Я сейчас думаю о моменте, который многих озадачил. Со спичечным коробком. В фильмах «Конфискатор» и «Криминальное чтиво» тоже есть кадры с необъяснимым светом. Нам объяснят, что это было, или свет там просто для создания впечатления?

О.: Я не знаю ответа, но даже если бы знал, мне не разрешили бы его разгласить. Технически это было трудно, открыть спичечный коробок. Помните, в «Криминальном чтиве» - вы открываете чемоданчик, там что-то светится, вы не знаете, что это. Бог это, или золото, или что? Мне рассказывали о «Бегущем по лезвию». Там есть сцена, где Декарда избили, он пьет из стакана, и макро-крупным планом снято, как кровь капает в воду. Люди писали об этом годами, студенты киношкол рассуждали о значении крови и воды в свете того, что он репликант, о ребенке и так далее. Через 20 лет об этом спросили Ридли Скотта. Кто-то собрал все свое мужество и спросил: а тот кадр с кровью, что он в действительности значит? Он ответил: «Ничего не значит, просто хороший кадр». То же самое с нашим спичечным коробком. Порой самое лучшее остается без ответа. Скажите людям, что имелось в виду, и конец, награда получена. Промолчите — и вступает их воображение... Поэтому я думаю, что первый «Чужой» был лучшим научно-фантастическим фильмом всех времен. Там вы видите чудовище очень-очень редко. То же самое в «Челюстях». Не видеть действует гораздо сильнее, чем видеть. Не знать, что это значит, что было в коробке.

В.: Люди будут спорить об этом еще два года.

О.: Точно.

В.: Об этом и еще почему двигался горшок с растением в третьей серии. Вы снимали «Шерлок», «Миддот» и «Пемберли» друг за другом?

О.: Я снял первую и вторую серии «Шерлока», потом сразу «Пемберли» - три месяца съемок, потом у меня были две недели отпуска, потом «Трактат».

В.: И сколько вы снимали «Трактат»?

О.: Девять дней.


Стив Лос. С разрешения автора, Роберта Вигласки.

В.: Ого! Вау. А «Пемберли» удивителен. Перейти от «Шерлока» к «Пемберли» - это же совсем другое пространство души, да?

О.: Совсем другое. Там был режиссер, с которым я много работал раньше, Дэниел Персивал, мой хороший друг и лучший для меня режиссер. Удивительный парень. И вот перед нами большая историческая драма BBC. А никто из нас раньше не снимал исторических драм. Мы много обсуждали, что нам нравится и что нет. У нас есть очень популярный сериал «Аббатство Даунтон», он и Штатах популярен. С точки зрения техники он мне не нравится тем, что там всё очень ярко. Слишком много воздуха, слишком ярко. «Пемберли» мы хотели сделать реальным, но не тусклым. Можно довести реальность до степени серости, историческая драма будет выглядеть как драма кухонной мойки. Вы одновременно хотите, чтобы это было роскошно и интересно, и чтобы люди говорили: да, я верю этому.

[Например], 98% сцен со свечным освещением в «Пемберли» действительно освещены свечами [без добавочного искусственного света]. Я работал с самыми быстрыми объективами, снимал при высоком ISO цифровой камерой ARRI Alexa, так что нам удалось поймать это ощущение света свечей. А дневное освещение... я всегда так делаю. Я не люблю освещения на площадке. Как в «Шерлоке», я стараюсь воссоздать дневное освещение — расположить сильные источники света вне студии и направить их на окна, потому что так светит солнце. Как бывает в комнате, освещенной солнцем? Набежало облако, смягчило освещение, дало рефлекс, потом ушло, и снова прямой солнечный свет. Поэтому в «Шерлоке» у меня было два больших прожектора над окнами, они создавали мягкий рассеянный облачный свет, и два направленных сильных источника для имитации солнечного света. Правда, в доме на Норт-Гауэр-стрит солнце никогда не заглядывает в это окно. Но это уже артистическая вольность. Когда идешь верной дорогой, в такой мелочи можно позволить себе быть немного театральным, это лучше выглядит. Так интереснее, больше объема и глубины.

В.: Мне показалось, что в третьем сезоне 221B выглядит немного по-другому. Это действительно так или у меня галлюцинации? Комната светлее...

О.: Да, и по многим причинам. Прежде всего, у меня другая камера.

В.: Я хотела спросить об этом, в третьем сезоне у вас была ARRI Alexa, а в первом другая, правда?

О.: В первом Sony F35, во втором и третьем Alexa. Разница от этого, но и от режиссера, честно говоря. Пример того, [как выбор режиссера влияет на внешний вид сцены], - когда [Шерлок и Майкрофт] играют в «Операцию» в «Пустом гробе». Джереми [Лавринг] пожелал снимать, все время проходясь по окнам, значит, нельзя было расположить за окнами источники света. Так нам пришлось ради направления съемки изменить освещение. С Полом [Мак-Гиганом] в первом сезоне мы часто снимали широкий охват, который давал возможность придать всему резкий объем, а потом сосредоточивались на крупном плане. Но мы не снимали панораму в движении, всегда только статично. Изменения произошли по разным причинам, в том числе и потому, что Джереми хотел, чтобы всё выглядело по-другому. Странный разговор, когда я встретил Джереми, он был таким: «О, мы знаем, что было раньше, но нам бы хотелось кое-что изменить», а я придерживался мнения, что менять ничего не надо. В смысле студии, потому что к студии претензий не было. Конечно, всегда нужно идти вперед, но как раз в первом сезоне снятое в студии выглядело безупречно. Это повлияло. И еще, очень редко получается повторить одно и то же. Если вам дадут возможность всё повторить сначала, вы все равно сделаете по-другому. Даже если вы убеждены, что всё было правильно, вы попробуете что-то другое, такова уж человеческая природа. Почему бы не попытаться вот так, не попробовать иначе? Я не сравнивал два сезона в этом отношении. Наверно, они выглядят по-разному. Вряд ли серии третьего сезона так же контрастны, как в первом. Но дело в режиссере. В первом сезоне Пол сумел сделать шаг вперед, дать толчок.

В.: Как вам понравилось быть свадебным фотографом [«Знак трех»]?

О.: Свадьба была настоящей — мы целую неделю снимали ее в этом месте.

В.: Это много.

О.: Да. Одну неделю из четырех мы провели там за съемками свадьбы. И это было похоже на настоящую свадьбу, куда мы приглашены. Вначале это было великолепно, потом скучно, а закончилось ночной съемкой с танцами и речью Шерлока со сцены, которыми я наслаждался безгранично. Приятно делать что-то иное. Мне трудно было примириться с окружением, оно противоречило моим инстинктам — желтый цвет стен, эти окна. Режиссер хотел, чтобы всё было ярко, так он это видел. А это противоречит всему, к чему я привык, я люблю более темные и контрастные интерьеры. Пришлось сказать себе, что это свадьба, а на свадьбе должно быть ярко и весело. Нам очень понравилось работать в технике «временного среза». Это было приятно — поиграть с тем, что редко удается. Но занимает много времени.

В.: Установка была очень сложной..

О.: Да. Полдня устанавливаешь камеры полукругом. Потом делаешь четыре кадра, и всё.

В.: Как это работает?

О.: 50 фотокамер ставят дугой, одинаковые объективы, одинаковые настройки. Они фотографируют либо одновременно, либо с интервалом в одну двадцать пятую или одну пятидесятую секунды. [Когда компьютер компилирует снимки], получается как бы единственная фотография. А на самом деле это 50 снимков в разных точках этого полукруга, получается быстрее, чем могла бы двигаться единственная камера, так что эта техника «замораживает» движение. В первый раз это попробовали в «Матрице», потом во многих похожих фильмах. Это была идея Колма [МакКарти], он решительно высказался за нее, подумал, что это может быть интересно, так оно и было. Хорошая игрушка. Очень много времени на установку, а кончается мгновенно.

В «Шерлоке» хорошо то, что ни одну идею там не считают сумасшедшей. Как в «Пустом гробе» с Джоном в костре. Мы снимали это в студии. Я хотел снять это объективом Lensbaby, это такой примитивный шифт-тилт объектив, которым вы сами манипулируете, чтобы получить визуальное ощущение клаустрофобии и «где это я?» Очень мало есть сериалов, в которых можно пробовать такое, как в «Шерлоке», и получать результат. «Шерлок» велик тем, что можно выдвигать любые сумасшедшие идеи и не встречать в ответ пустые взгляды. Люди смотрят на тебя и улыбаются.

В.: А какой была самая странная ваша идея?

О.: Самая странная? В «Шерлоке» или вообще?

В.: В «Шерлоке».

О.: Даже не знаю... Ни одна из них не кажется мне странной.

Что касается идей, отличных от того, что обычно делаешь, - это стиллы [чертоги разума в «Пустом гробе»] и еще в третьем сезоне съемка на две камеры одновременно. Наверно, я думал, что в первом сезоне они не сработали бы. Не знаю, может, не сработали бы. Но в действительности... Во время съемок «Пемберли» мы пошли закусить с актерами, и парень, играющий Альверстона [Джеймс Нортон], внезапно обнаружил, что я снимал «Шерлок», а он страстный фанат; сначала он не знал и рассуждал о видении в «Шерлоке» и почему это работает, а я сказал, что это была моя идея, и он такой (смеется), а я: да, это я. Ну да, это была наша с Полом [Мак-Гиганом] идея, он был захвачен ею врасплох, а у меня раньше ничего подобного не было. Это странно, потому что ее приняли, она стала нормальной. Учитывая наше положение, кто угодно мог бы предложить нечто столь же подходящее. Я предлагал и дерьмовые идеи, не только хорошие. По мере того как я становлюсь старше, я учусь фильтровать плохие идеи, не высказывая их (смеется). Как это важно — работать в режиме, когда сумасшедшая идея, выдвинутая тобой, ничем не угрожает, тебя за нее не расстреляют. Есть места, где за смелую идею над тобой будут смеяться, и во второй раз ты уже ничего не предложишь, потому что в первый тебя унизили. Важно, что здесь тебя не унижают и не ругают твои идеи. Не бывает плохих идей, знаете ли, не должно быть.

В.: Невероятно. Не хочу отнимать у вас время, у меня последний вопрос, из области воображения. Над каким уже снятым фильмом и с каким режиссером вы бы хотели работать?

О.: Режиссер должен быть действительно режиссером этого фильма?

В.: Нет-нет.

О.: Окей. Режиссер, несомненно, Кеслёвский. Фильм? Пожалуй, «Лоуренс Аравийский». Потому что это редкая вещь в кино. Таких фильмов единицы.

В.: Да, он невероятный.

О.: С точки зрения тогдашних возможностей, в нем всё удивительно. Да, если бы я выбирал фильм, это был бы «Лоуренс Аравийский».

Когда я вспоминаю, на чем основана вся моя работа, весь ее смысл, то это Кеслёвский. С ним чертовски трудно было бы работать, ладно, он уже умер, понятно, но это было бы... я почти ни перед кем не чувствую восторга, трепета, почтения, но перед Кеслёвским чувствовал бы. Удивительно, его фильмы выдержали испытание временем. Хороших фильмов много. Мало таких, которые сейчас так же поражают, как и тогда. Но для людей, которые работали над этими фильмами, это должно было стать удивительным переживанием.

Я примерно то же чувствую от «Шерлока», потому что о нем столько говорят... мне нравится то, что вы сказали о «Пемберли». Люди думают, что ты все время делаешь одно и то же. Ты даже можешь стать мастером этой единственной вещи, но хорошо, если кто-то понимает, что ты можешь еще что-то. Так и получилось, когда вышли «Шерлок» и «Пемберли». Когда все три фильма, включая «Трактат Миддот» вышли к Рождеству. Совсем незнакомые люди писали мне о том, как им нравится, но интересными были письма о контрасте «Пемберли» и «Шерлока». Что они совсем непохожи, по-разному сделаны. Это очень приятно, потому что как раз этого я и добиваюсь. Я хочу делать всё каждый раз по-новому, иначе жить скучно.

Tags: Шерлок: создатели
Subscribe

Recent Posts from This Community

Comments for this post were disabled by the author

Recent Posts from This Community