wutheringkites (wutheringkites) wrote in sherlock_series,
wutheringkites
wutheringkites
sherlock_series

Some do not, краткое содержание романа, вторая часть, 1 - 6 главы.

Друзья, во второй части романа импрессионизм Форда Мэдокса Форда, что называется, крепчает. К флэшбекам и ретроспекциям добавляются главы, представляющие собой просто поток сознания. Это не Джойс и не Фолкнер, конечно, больше всего, пожалуй, напоминает прозу Вирджинии Вулф. Для самого читателя создается объемная картина событий, мыслей и чувств героев, но вот при попытке четкого пересказа возникают определенные трудности. Спишите, пожалуйста, некоторые шероховатости моего повествования за счет модернизма и новаторства самого литературного источника.




Глава 1.

Прошло несколько лет, третий год идет война.
Сильвия все также прекрасна, годы не властны над ней. Она лелеет и упражняет своё тело: ванны, гимнастика, танцы – все брошено для поддержания красоты. Лелеет она не только телесную чистоту, но и своеобразное целомудрие. Вовсе не вследствие раскаяния, а из-за обещания, которое дала сама себе в беседе с матерью и отцом Консетт. Это её пакт с самой собой. Кроме того, она папистка и довольно религиозна. Все мужчины, как и прежде, у её ног: Сильвия femme fatale – роковая женщина. Её холодность только подстегивает одержимость мужчин, женщин она по большей части презирает. Сравнивает их с глупыми чайками, которые стараются выхватить из воды рыбу. Потом, подобно грозному орлу, появляется Сильвия и отбирает любого мужчину. В природе орел просто подлетает к чайке, и та от испуга роняет рыбу, орел успевает подхватить добычу, прежде чем та коснется воды. Первое грехопадение Сильвии с женатым мужчиной Дрейком случилось после легкого опьянения шампанским. Это было обоюдное увлечение, но дорого обошлось. Дрейк преследовал её вплоть до брачной ночи в Париже, устраивал сцены с ревностью и угрозами. Самое тяжелое воспоминание для миссис Титженс – искаженное лицо Дрейка на фоне свадебного платья и треск её тонкой ночной рубашки. Сильвия не может этого забыть и часто с глухим стоном вспоминает. К самому Дрейку у неё уже давно не осталось никаких чувств, она тоскует по самой ситуации – как нечто грубое и брутальное развращает её. Именно это тяжелое, но столь необходимое ей ощущение Сильвия хочет пережить снова, правда, уже не с Дрейком. А рядом такой правильный и догматичный Титженс.

Теперь они живут вблизи Макмастера, которому Кристофер одолжил большую сумму денег, их окна друг напротив друга. Винсент не торопится возвращать долг. Титженсы занимают два этажа большого здания, комнаты со вкусом обставлены. Преподобный Дюшаман скончался, миссис Эдит Этель Дюшаман вышла замуж за Макмастера несколько месяцев назад, но брак держится в тайне из-за приличествующего траура по усопшему мужу. Винсент Макмастер уже несколько лет устраивает Литературные Пятницы, которые имеют большой успех. Ему поручено распределять деньги Королевкой литературной премии, также Макмастер стал Кавалером Почтеннейшего ордена Бани (миссис Дюшаман использовала для этого все свои связи и дипломатию). Эдит каждую пятницу приходит, чтобы исполнять роль хозяйки салона (это вполне уместно, Винсент холостяк, а хозяйка необходима). С ней всегда приходит Валентина и «прикрывает её» своим присутствием. Винсент и Эдит называют друг друга Гаггамс – именем, которым художник Данте Габриэль Россетти наградил свою музу Элизабет Сиддал. Сильвия подозревает мужа в интрижке с миссис Дюшаман, которая приходит под густой вуалью по пятницам, а уходит в четыре утра в субботу. Титженс уверяет жену в добродетели и талантах этой женщины. Но поздно, она уже написала из ревности и обиды письмо банкиру Лорду Порт Скато и очернила своего мужа.

У Кристофера талант – он прекрасно разбирается в мебели и мог бы стать знаменитым дизайнером и разбогатеть. Сэр Джон Робертсон, специалист по антикварной мебели, даже предложил стать ему своим преемником, но Титженс отказывается. Сильвия в искусстве не особо разбирается, она едва осознает ценность Фрагонара. Титженс помогает меблировать дом для её красавицы подруги Леди Мойры и не только помогает - они несколько раз занимались любовью. Речь о чувствах тут не идет, просто интрижка (я искренне не знаю, как объяснить этот пассаж, так как позже Кристофер говорит, что у него была только одна женщина – собственная жена). Полагаю, что этого не было, вероятно, это досужие, ревнивые домыслы Сильвии. Но, проблема вся в том, как написан этот фрагмент. А он написан так, что не позволяет сделать однозначных выводов об объективности или субъективности произошедшего. Нигде больше в книге эта "интрижка" не фигурирует, так что - делаем выводы. Как говорят: jealous woman does better research than FBI - и иногда обнаруживает даже то, чего никогда не было в реальности. Вот и Сильвия везде чует измену.


Завтрак. Сильвия запускает в супруга котлетами с салатом, ставит пустую тарелку на стол и заявляет, что ей скучно. Преданная Алло, Центральная наводит порядок. Титженс вернулся из Франции, где он сражался и был контужен. Вследствие чего серьезно пострадала его память, три недели в госпитале он даже не мог вспомнить собственного имени; теперь Кристофер не делает правки в Британской Энциклопедии, а внимательно её читает, пытаясь восполнить лакуны своей памяти. Это приводит Сильвию в ужас, ей жаль мужа. Сейчас он добрался до буквы «К» и цитирует высказывание из Корана: «сильный человек, когда поражен – поражен в своей гордости»; так и Титженс утратил свою главную гордость – выдающийся интеллект. Это угрожает его карьере офисного служащего. Раньше Кристофер сопротивлялся подделывать статистику, проявлял строптивость, но был незаменимым служащим. Теперь ситуация изменилась, офис больше не особо нуждается в его услугах.
Миссис Титженс подозревает супруга в любовной связи с Валентиной. Мать Валентины пишет книгу о «детях войны» (так называли рожденных во время войны детей; в том числе, рожденных женщинами, забеременевшими от солдат вражеской армии). Миссис Ванноп переехала в Лондон и теперь живет в трех минутах ходьбы от офиса Титженса. Кристофер каждый день ходит к ней на чай, теперь он занял место своего отца –тоже стал талисманом. Кристофер говорит по телефону с миссис Ванноп о «детях войны», говорит, что достойный человек не уйдет на фронт, оставив девушку в положении. Внезапная догадка пронзает Сильвию – это единственная причина того, что не начался их роман с Валентиной. Это причиняет ей нестерпимую сердечную боль. Муж кажется ей монстром.

За Сильвией ухаживает Брауни, племянник банкира Лорда Порт Скато, она в глубине души почитает его ничтожеством. Сильвия ставит мужа в известность. Титженс говорит о том, что война с Францией будет продолжаться. Англия практически банкрот и сильно перенаселена, так что война ей даже выгодна.

Леди Глорвина, мать двоих близких друзей Сильвии, приглашает её к себе в дом в фешенебельном районе Белгравии и говорит о патриотизме, которому миссис Титженс уделяет не так много внимания; в начале войны она питает про – германские симпатии и даже навещает своих друзей, немецких заключенных.

В семью Титженсов пришло горе, сестра Кристофера Каролина утонула вместе с кораблем госпиталя, оба его брата Эрнест и Джеймс (Кристофер упоминает их детские прозвища – Кудрявый и Длинноногий, и это особенно щемит сердце) были убиты в Индии. Это разбило сердце отцу, и он скончался.
Матери тоже уже давно нет в живых. Когда Кристофер несколько лет назад поехал за Сильвией в Лобшайд, туда переслали телеграмму с трагическим извещением о её смерти.

Сильвия опасается, что по мнению Титженса, это её безнравственное поведение разбило сердце старой миссис Титженс и приблизило кончину. (После Лобшайда супруги Титженс, кстати, посетили Киев, куда Кристофер был командирован по работе). Сильвия заявляет, что телеграмму о смерти его матери переслала в Лобшайд мисс Ванноп из Рая, и это знамение от Бога, наказание мужу за желание обладать девушкой. Титженс в ужасе вытирает пот со лба. Сильвия, будучи католичкой, не может развестись, но говорит, что не будет мешать роману с Валентиной. Но это не так, она жестоко страдает. Обвиняет мужа, что тот своим джентльменством и догматичными принципами заездил её как несчастную лошадь, она измучена его ненужным и чрезмерным благородством. Она просит супруга об откровенном разговоре, тот собирается на свидание с Валентиной, а на следующий день уходит на фронт, где, возможно, будет убит.

Сильвия говорит, что погубила Титженса, но он возражает против этого, он к ней давно равнодушен. Более того, он не считает её изначально порочной, возлагает всю вину на развратителя Дрейка. Кристофер считает, что женщина, униженная одним мужчиной, имеет право унизить другого мужчину. И этим другим мужчиной, по велению судьбы, стал он. Просто такова судьба. Его ребенок - наследник Гроби. Два брата убиты бездетными, Марк пятнадцать лет живет с француженкой Шарлоттой вне брака, которая в силу возраста уже не способна родить. Кристофер всегда хотел воспитать сына в англиканской вере, но теперь разрешает Сильвии растить его в лоне Римско-католической церкви, так как сам он уже «сломленный человек». Пришло время, чтобы владельцем Гроби опять стал папист. Титженс впервые за долгое время называет жену «дорогая» и произносит «наш ребенок» (раньше он всегда говорил просто «ребенок»). Он говорит Сильвии, что потратил много денег на слежку в Париже за ней и Дрейком, и что по всем срокам – это их общее дитя. Сильвия говорит, что каждое пенни её собственных денег в его распоряжении и признаётся, что всегда страшно стеснялась обсудить вопрос сроков зачатия и отцовства со специалистом, даже с собственной матерью, а сама слишком невежественна в данном вопросе. Титженс повторяет, что по всем срокам сын его, но, в любом случае, ребенок рожден в браке, и он несет за него ответственность. Признается, что любит малыша всем сердцем и душой с того момента как впервые его увидел. Сильвия обещает сохранить при мальчике преданную слугу семьи Маршан. Кристофер просит, чтобы в случае, если его убьют, сына воспитал отец Консетт, один из лучших людей, которых он знал. Сильвия мрачнеет, отца Консетт повесили на следующий день после Роджера Кейсмента.

Титженс говорит, что его собственный отец умер от разбитого сердца, получив три похоронки. Сильвия возражает. Сердце хозяина Гроби разбилось от того, что лучший друг Марка (брата Кристофера), Рагглс, донёс, будто Титженс растрачивает деньги своей жены, и от него беременна Валентина; дочь старого друга старшего Титженса, для семьи которых, он всегда был «талисманом».

Глава 2.

Разговор с Лордом Порт Скато, которого Титженс очень уважает. При беседе присутствует Сильвия. Три вещи сошлись для Кристофера воедино – любовь, угроза быть убитым на войне, угроза потери репутации; и это отягощено состоянием его сознания, которое все еще на 2/3 немое.

Лорд Порт Скато - достойный человек добрейшей души, унаследовавший управление над одним из лучших банков Лондона. Он современен, интересуется реформой развода и популяризирует спорт для широких слоев населения. Лорду Скато сорок пять лет, он начал набирать вес, у него большая, круглая голова, красные щеки, темные глаза и усы, мягкие волосы. Он одет с иголочки. С женой они – два сапога пара, только она больше интересуется не спортом, а родильными домами. Его наследником является племянник мистер Браунлай, близкие зовут его Брауни, похожий наружностью на Лорда Скато. Правда, он несколько стройнее и выше, а его усы и волосы чуть длиннее и светлее, чем у дяди. Он мечтает очернить Титженса и жениться на Сильвии. Дядя не подозревает о коварных планах племянника.

Лорд пришел по поводу кляузнического письма Сильвии, понимает, что застал семью в момент прощания перед уходом Титженса на фронт и чувствует крайнее смущение, что должен в такой момент урегулировать деликатное дело. Кристофер проясняет ситуацию и обеляет всех её участников. Он доводит до сведения, что Макмастеры состоят в браке, и экс - миссис Дюшаман ходит к своему мужу, а не к нему. Рассказывает, что преподобный дошел до такой степени безумия, что нанес тяжелые повреждения своей несчастной жене. Его забрали в сумасшедший дом, а Эдит была вынуждена уехать с Макмастером, стала его возлюбленной. Именно тогда семья Лорда увидела их впервые вместе и сделала надлежащие осуждающие выводы. Самый близкий контакт Титженса с миссис Дюшаман заключался в том, что он утешал эту измученную женщину в Лондонском экспрессе, когда она рыдала на его плече после внезапной ссоры с Винсентом, незадолго до начала Войны, и не более; но никогда не вступал с ней в связь. Банкир поражен, он просит Кристофера простить его подозрения.

Титженс пытается продраться сквозь прорехи в памяти, он вспоминает любимые вересковые пустоши северной Англии, где гулял с сестрой, её детьми, верной Маршан и своим сыном – одно из последних счастливых воспоминаний. Как же он любит свою родную страну! Вспоминает начало любви Винсента и Эдит, вспоминает прохладную встречу с Генералом, после того как вчинил тому иск за покалеченную машиной лошадь; но всё представляется ему расплывчатым, как в смутной дымке. Вспоминает, как записался во Французский Иностранный легион. Титженс всегда восхищался Францией. Сильвия стала наказанием для души, а легион для - тела. Главное, что сердце его было спокойно: сын здоров, а жена, благодаря разумной экономии, богата. Сам Кристофер хочет приблизиться к святости в духе англиканства, это стремление было унаследовано им от матери.

Выясняется, что Титженс сильно превысил кредит, но это не так. Подлый мистер Брауни подделал его чеки, Лорд Скато и Сильвия узнают подчерк мерзавца. Кристофер полностью разорен. Он покидает Клуб. Сильвия в отчаянии, её ноздри расширены от гнева. Сильвия требует, чтобы Клуб просил Титженса отозвать заявление о выходе, она знала о планах Брауни и умоляла его отказаться от них. Входит Марк, он меньше Титженса, не такой блондинистый, носит очки, недавно был произведен в рыцари. Марк избегает здороваться со своей невесткой, с Лордом Скато у них тоже взаимная неприязнь. Лорд просит передать сплетнику Рагглсу, что Кристофер – человек безупречной чести, и что он может снять любую сумму с личного счета самого Лорда в любой момент.

Перед уходом Титженс внезапно цитирует слова песни, которую Сильвия слышала на благотворительном концерте: «где-то есть невиданные ранее лица, и голоса, что ещё не были услышаны» .(В оригинале это стихотворение Кристины Россетти, сестры знаменитого живописца). Песня тогда врезалась ей в память, как нечто пугающее и манящее, как кинжал, которым тянет заколоть себя. И вот, внезапно, опять эти слова…

Глава 3.

Марк и Кристофер выходят из дома, они оба немногословны, так что идут почти в полном молчании. Марк плохо знает своего младшего брата. Кристофер – «мамин сын», поздний ребенок, сын уроженки южной Англии, унаследовавший материнскую сентиментальность и мягкость. Старшие Титженсы уродились больше в отца, чем в мать. Титженс вспоминает, как Марк впервые закурил в Гроби после похорон отца, покойный хозяин никогда не курил в доме, садовник набивал для него двенадцать трубок и оставлял их в кустах роз. Там старший Титженс и наслаждался табачком. Теперь другой владелец устанавливает свои собственные законы. Старший брат обещает присмотреть за сыном младшего, если того убьют.
Марк спрашивает, что Кристофер сделал с деньгами, которые ему оставила мать, это 20 тысяч. Младший брат отвечает, что половина денег записана на ребенка, семь тысяч было потеряно при вложении в русские ценные бумаги, остаток одолжен Макмастеру. Он не растрачивал деньги на женщин. Жена стала его первой и единственной женщиной. Марк понимает, что Рагглс оговорил его младшего брата, он не удивлен, про себя он всегда называл Рагглса «приятной погремушкой». Рагглс наполовину шотландец, наполовину еврей, очень высок и напоминает сороку, его голова всегда немного свернута на сторону, а происхождение такое же скромное как у Макмастера.

Некоторое время назад отец попросил Марка узнать, не нуждается ли Кристофер в деньгах, тот перепоручил это Рагглсу, который собрал целое досье слухов, для чего даже навестил Леди Глорвину. Как ни парадоксально, но общество верило, что существует некая книга, куда записывались все грехи мужчин. Якобы в этой книге против имени Кристофера стояла черная метка (я вспомнила про аналогичную книгу в Дживсе и Вустере, извините). Покойный отец и Марк, кстати, свято верят в подобное явление. Леди Глорвина ни в какую книгу не верит. Женщины, вообще, временами высказывают более здравые суждения, нежели мужчины. Но Леди Глорвина видела секретное военное досье на Титженса, которое ей любезно показал офицер Дрейк (тот самый, первый мужчина Сильвии). Там говорилось, что после контузии Кристоферу нельзя служить в качестве офицера связи и поручать ему конфиденциальные задания. Его подозревают как французского агента. Всё это Рагглс выложил отцу Кристофера, присовокупив, что его младший сын также имеет незаконнорожденного ребенка от мисс Ванноп, растрачивает деньги жены и делит с Макмастером общую любовницу. Младший сын был любимцем отца. Кроме того, одно время старый Титженс сам подумывал сделать предложение мисс Ванноп, из неё бы получилась отличная хозяйка Гроби. Сердце старого джентльмена не выдержало. Он был найден утром мертвым, якобы случайно убитым пулей из собственного ружья во время охоты на кроликов, как всем хотелось верить. Вечером, накануне рокового выстрела, он видел в клубе младшего сына, но из отвращения не подошел к нему. Это случилось в марте, сейчас август.

Марк подозревает, что младшие Ваннопы могут быть детьми его отца, так как он перед смертью оставил им деньги. Кристофер разуверяет его. Он не может простить отца и брата за их веру в эту чудовищную клевету против него. Внезапно они встречают Валентину. Девушка отводит Титженса в сторону и спрашивает, является ли он отцом ребенка Эдит Дюшаман. Сильвия сказала ей по телефону: «Держитесь подальше, если вы та самая девушка Ванноп. У моего мужа уже есть любовница – миссис Дюшаман». Кристофер гневно разуверяет её в этом. Он идет на встречу в Военное Министерство, оставляя Валентину на попечение Марка. Титженс получает предложение остаться в Англии, но отклоняет его и говорит, что хочет на передовую. Служащий произносит: «Некоторые хотят, Некоторые нет". - опять звучит название романа.

Глава 4.

Марк обещает Валентине, что подыщет своему брату работу с транспортом в тылу, подключит свои связи, чтобы он не попал в месиво на передовую. Девушка очень рада, она пацифистка, ненавидит войну и волнуется за Титженса. Валентина нравится Марку. Она работает учительницей гимнастики, чтобы поддержать семью, и печатает на машинке тексты по поручению матери. Её брат учится в Итоне, по политическим убеждениям он коммунист, даже недолго сидел в тюрьме, сейчас он служит на военном флоте. Из-за такой занятости девушка почти не видит Титженса, хотя тот каждый день приходит к её матери на чай. Семья едва сводит концы с концами. Марк говорит, что его отец оставил деньги для Ваннопов. Валентина плачет от потрясения.

Незадолго до войны из Шотландии вернулась Эдит Дюшаман и спросила у Валентины, не знает ли она как избавиться от ребенка, раз была когда – то служанкой. Она в гневе и проклинает безответственность любовника. Это крайне шокирует невинную девушку.

Валентина вспоминает разговор с Титженсом на одном из вечеров Макмастера, она осознала, что он идет на передовую и именно тогда почувствовала, что он, возможно, любит её. Она пытается убедить его остаться, таланты человека с такими дарованиями на гражданской службе более важны для страны. Но Титженс не может примирить такую позицию со своей совестью. Валентина, вдруг, отчетливо понимает, что такой дальновидный Кристофер, в собственных проблемах подобен бесхитростному, невинному ребенку. Он признается, что не может иметь то, что по-настоящему хочет. Он любит каждый дюйм своей родной страны, её вересковые пустоши, живые изгороди, скромные полевые цветы, но ненавидит коррупцию, которая все это отравляет. После войны, если останется в живых, Титженс планирует заняться антикварной мебелью.

Давняя неприязнь Эдит Этель Макмастер к Титженсу только возрастает. Она считает его ярмом на шее своего мужа. Кристофер очень непопулярен в обществе, а на Литературных Пятницах он часто бывает груб с «гениями». Титженс одолжил другу денег на обустройство изысканного салона для Пятниц, без подписания каких либо I-O-U (долговых расписок), потому что запретил Винсенту пользоваться деньгами покойного преподобного из соображений чести. Эдит Этель про себя считает, что это было сделано просто ради сохранения влияния на друга. Подобные перемены очень уязвляют чувствительную Валентину. Макмастеры начинают пренебрегать на своих вечерах романисткой миссис Ванноп, уделяя внимание более высокопоставленным гостям. На одном из вечеров появляется Сильвия и всех затмевает своей красотой. Она очень почтительна к маме Валентины. Сама девушка поражена красотой Сильвии.

Когнитивные возможности Титженса улучшаются. Он отказывается выполнять щекотливые поручения в офисе, любые махинации раздражают его. Кристофер безвозмездно говорит Макмастеру о возможном разрешении сложной задачи, радуясь тому, что подобные расчеты снова стали подвластны его сознанию. Винсент крадет идеи друга и выдает их за свои. За это Макмастер будет возведен в рыцарское достоинство. Валентина знает, что это были идеи Титженса. Эдит не знает о подлости мужа, она полагает, что голове Кристофера теперь просто не подвластны задачи подобной степени сложности.
Эдит сильно изменилась, теперь она считает, что ради интересов высших эшелонов можно пожертвовать человеческими жизнями. Она просит Валентину и её мать не посещать торжественный вечер в честь празднования рыцарского достоинства Винсента, на котором также будет объявлено об уже состоявшейся свадьбе Макмастеров - на него приглашены только знатные гости. Кроме того, Этель заявляет, что они с мужем на стороне миссис Сильвии Титженс, она их круга и всегда желанный гость, в отличие от Валентины. Она обвиняет девушку как мать незаконного ребенка Кристофера, по Лондону ходят порочащие слухи. Валентина внезапно предполагает, что такую безумную ненависть можно объяснить только одним – Этель сама влюблена в Кристофера и сгорает от ревности; ребенок, от которого она так стремилась избавиться – его дитя. Девушка в агонии, она потеряла лучшую подругу, которую любила долгие годы и смысл своей жизни – Титженса.

Глава 5.

На сторонний, поверхностный взгляд чувство Титженса и Валентины никак не развивается, но внутри её существа оно прошло долгий путь. Будучи служанкой, девушка стала свидетельницей самых неприглядных сторон физических отношений, секс кажется ей отвратительным. Как спортсменка она знает, что здоровое тело требует чистоты, умеренности и даже некоторого отречения. Мисс Ванноп с ужасом вспоминает слова, которыми Эдит в ярости проклинала беспечного любовника, такой брани она не слышала даже от вечно пьяной кухарки. Девушка так и не знает, что стало с нежеланным ребенком миссис Макмастер, та больше ни словом об этом не обмолвилась. В душе Валентины осталось темное пятно, как подозрение в убийстве, о котором нельзя и думать. Она мучается предположениями, что это мог быть ребенок Титженса. История с нежелательной беременностью приключилась ещё до войны, Макмастеры тогда не были женаты.
С приходом войны Валентину стала снедать неотступная тревога за любимого, боязнь его навсегда потерять. Это помогло вытеснить страх и отвращение к сексу. Девушка чувствует, что готова подарить Кристоферу всю себя. Просыпается влечение. Когда девушка видит Кристофера, её кровь волнуется, подобно тому, как луна движет приливами и отливами. Если бы он сказал: «пойдем» - Валентина пошла бы с ним на край земли. Она чувствует, что Тиженс, подобно ей самой - «на стороне ангелов». Его целомудрие склеивает для девушки целостную картину мира, которая от осознания грехопадения Эдит, грозила рассыпаться на куски. Впрочем, она продолжает в глубине души ценить Эдит Этель, считая её грубую вспышку и плотский грех просто своеобразным выхлопом предохранителя – подобно тому, как религиозность и серьезность испанской нации внезапно прорываются звериной страстью в жестокой ярости корриды.

К пятнице брат приходит домой на побывку (во второй части романа его почему-то зовут Эдвард, а не Гилберт), а мать получает срочный заказ на статью. Валентина по поручению матери звонит Кристоферу по поводу «детей войны» и Венского конгресса и внезапно слышит те самые слова Сильвии: «Девушка! Вы лучше не ходите по газону, у моего мужа уже есть любовница – миссис Дюшаман. Держитесь подальше!». Валентина отвечает: «Вероятно, вы ошиблись. Попросите мистера Титженса позвонить миссис Ванноп, когда ему будет удобно». Сильвия ответствует, что супруг будет в Военном министерстве в 4:15 пополудни, там с ним можно обсудить детей войны и Венский конгресс, опять предостерегает девушку и вешает трубку. Валентина не помнит себя, она как во сне, подозрения снедают ей душу. Пожилой миссис Ванноп звонит Кристофер и предлагает идею для статьи о детях войны: порядочный человек воздержится от секса, чтобы не оставить девушку в положении; но если возобладает мысль о том, что это последний шанс, то тогда... Валентина считает эти слова знаком, сообщением для себя, она бежит к Военному министерству, бежит несколько миль, чтобы сэкономить на транспорте. Она бежит и понимает, что если он согрешил с Эдит – это не важно, пусть и ей подарит любовь, она хочет ребенка.
Кристофер гневно отрицает наговоры. Валентина приходит в себя, её возлюбленный чист. Как вы уже поняли, сейчас мы опять видим часть событий третьей главы, но глазами Валентины. Марк говорит ей, что Сильвия теперь влюблена в мужа, но для Титженса существует только она - Валентина. Он говорит, что раз семье Ванноп оставлена приличная рента, то и его младшему брату от них перепадет, ведь он станет возлюбленным. В этот момент девушка осознает, что их с Кристофером никто не понимает. Титженс никогда не сможет жить за её счет. Кристофер возвращается, при прощании братья отказываются пожать друг другу руки, но девушка на этом настаивает. Возлюбленные договариваются провести вместе ночь, перед тем как Титженс уйдет на фронт. Но сначала девушка должна привести домой выпившего брата.

Глава 6.

Глава представляет собой поток сознания Титженса.

Прощание с Макмастером. Вечер у Макмастера имел оглушительный успех, было много высокопоставленных шишек. Сильвия привела герцога Раджели, своего родственника. Но для Кристофера, который искренне рад за друга, там нет места, равно как и для Валентины. Он понимает за какие такие заслуги Винсента наградили, понимает также, что жена ничего не знает о подлости своего новоиспеченного мужа – рыцаря. Кристоферу впервые в жизни стыдно, стыдно за друга, он не может даже взглянуть тому в лицо. Он уходит с приема, Макмастер бежит за ним, расталкивая гостей, которые всё прибывают. Винсент хочет объясниться, но друг кладет ему руку на плечо и успокаивает, что все нормально. Глаза Макмастера полны слез, завтра Титженс будет на передовой и, возможно, это их последняя встреча.

С Валентиной они даже не поцеловались. Кристофер вспоминает, что их самое интимное соприкосновенье случилось несколько лет назад, когда девушка положила ему руку на плечо после катастрофы с лошадью. Вспоминает, как они привезли пьяного брата домой, и как он тут же гротескно захрапел на софе. Влюбленные понимают, что не так себе все представляли. Кристофер говорит, что некоторые могут так, а они с Валентиной такие люди - которые нет. . Девушка обещает ждать его всегда, она дает ему кусочек пергамента, на котором на иврите написана молитва, должная охранить любимого. Молитва станет талисманом Кристофера.

Птичка мне напела, что первоначально было иное окончание романа, которое позже было вырезано из первой книги тетралогии. Титженс возвращается домой после свидания с Валентиной. Сильвия, в которой проснулись чувства к мужу, хочет его соблазнить. Но слишком поздно. Она понимает, что всё пропало – Кристофер всем сердцем любит другую женщину. Сильвия удаляется залечивать раны в монастырь, отдохнуть от мирского. У католиков подобная практика весьма распространена..

P.S. - Со следующей недели у меня резко возрастает нагрузка, делать подобные пересказы в одиночку - я уже не смогу. Прошу меня простить. Осознаю, что для лучшего понимания экранизации изложение литературной основы необходимо. Возможно, модераторы наберут нескольких добровольцев, многие сообщники читают книгу. В этом случае я с радостью
приму участие в команде и постараюсь достойно сделать для вас всех свою часть работы.

P.P.S. - Дорогие друзья, добавляю для вас карту Лондона с указанием "Титженсовских мест".
Gray's Inn - там он живет, рядышком и Макмастер.



По вашей просьбе добавляю в пост пояснения к карте. Она была взята мною отсюда, в статье указано, что на карте отмечены места обитания Кристофера, когда он после контузии возвращается в Лондон. Но у меня вот какая идея нарисовалась.

В «Улиссе» Д. Джойса изложены события одного дня - 16 июня 1904 года, позже названного Блумсдэй. Структура Some Do Not такова, что во второй части романа перед нами тоже разворачиваются события только одного дня в августе, конкретное число, правда, не известно. Все остальные события описаны в многочисленных флэшбеках. Итак, какова структура: завтрак Кристофера и Сильвии в Gray's Inn, где они живут; к ним приходит Лорд Скато, обсуждается история с письмом и чеками; приходит Марк, братья идут в Военное Министерство, где у Титженса назначена встреча. Туда же бежит Валентина,
Кристофер на встрече в Министерстве отклоняет предложение отсидеться в тылу, прощается с Марком, договаривается с Валентиной о свидании, прощается с Макмастером. После свидания с Валентиной Титженс ненадолго возвращается домой, чтобы на рассвете отправиться на фронт.

На карте нам скорее всего отмечен маршрут. Начало пути из Грейс Инн до Набережной Виктории, по которой братья идут почти в полном молчании.



Теперь вот какой момент, Военное Министерство с 1906 – 1964 года находилось примерно там, где около стрелочки написано Пэлл – Мэлл, сейчас оно называется старым зданием Военного Министерства.



Потом Кристофер и Валентина гуляют в Сент – Джеймсском парке неподалеку (см возле той же стрелочки) и там договариваются о свидании.




UPD - Только что посмотрела по ВВС передачу про ФМФ, на начало опоздала, но что застала – кратко перескажу.




Он прожил очень насыщенную жизнь. Его дед, как мы знаем, был известным художником. Если Форд Мэдокс Браун мыслил как писатель, то его внук, будучи писателем – мыслил как художник. Дед проиллюстрировал его первую книгу The Brown Owl, 1891. В 21 год он женится на Элси Матриндейл, родилось две дочери. Брак развалился, этому способствовало и скромное материальное положение, и болезненность супруги. Форд пишет несколько книг в соавторстве с Джозефом Конрадом. В 1904 году случается скандал из-за связи с сестрой жены Мэри. Жена, будучи католичкой, не дает развода и требует содержания для детей; у писателя приключается нервный срыв. Здоровье он поправляет в лечебнице в Германии. В 1908 году он основывает знаменитое - The English Review, где публикуются Томас Харди, Герберт Уэллс, Джон Голсуорси, Джозеф Конрад, Генри Джеймс и граф Толстой. Форда считают душой общества, двери его дома для друзей всегда распахнуты. Он блондин с плохими зубами, страдает от избыточного веса и испытывает проблемы с дыханием, много курит, обладает исключительной памятью, может цитировать наизусть большие фрагменты текстов, очень любит поесть и потанцевать. В эти же годы выходит роман «Хороший солдат» ( у нас в стране книга вышла с названием «Солдат всегда солдат»). У Форда начинается роман с Вайлет Хант, который обрастает слухами и заканчивается публичным скандалом. Внезапно он уходит добровольцем на фронт, где позже был контужен. После возвращения с фронта Форд встречает Стелу Боуэн, у них рождается дочь Джули, пара живет в Париже. Там он основывает журнал The Transatlantic Review, заместителем редактора в котором работает молодой Эрнест Хемингуэй. В журнале печатаются работы Джеймса Джойса, Гертруды Стайн, Эзры Паунда. У Форда начинается новый роман с молодой писательницей Джин Риз, который был задокументирован в книгах Риз Quartet, 1928 и After Leaving Mr. Mackenzie, 1931. Сам писатель в это время работает над тетралогией Титженса – четырьмя книгами, объединенными общим названием «Конец парада». Тут нам показывают Стоппарда, который говорит то, что мы уже читали в многочисленных интервью и добавляет одну интересную особенность – он сам, оказывается, находит в тетралогии много комичного, что и собирается отразить в своем фильме. Форд приезжает в Америку, где имеет огромный успех, он влюблен в Нью-Йорк. В Америке он встречает новую любовь, с которой проживет до конца жизни – молодую художницу Дженис Биала. Они счастливо живут, но у писателя начинаются проблемы с почками. Умирает Форд в Довиле во Франции, на его похоронах присутствуют только три человека.
К этому времени он почти забыт на родине, зато в Америке очень популярен. В конце фильма нам говорят, что ФМФ был по духу истинно английским писателем. Его наследие составляет более 80 книг: читать - не перечитать.
Tags: БК: Parades End
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author