subject to change (olga_lifeline) wrote in sherlock_series,
subject to change
olga_lifeline
sherlock_series

Комментарии к "Скандалу в Белгравии": перевод, часть 2

Английский транскрипт - arianedevere.
Перевод 2 части мой.

Это не прямой транcкрипт каждого произнесенного слова, а выборка того, что показалось интересным или забавным.

Комментарии:
Сью Верчу – продюсер;
Марк Гэтисс – создатель «Шерлока»;
Стивен Моффат – ещё один создатель «Шерлока» и автор этой серии;
Бенедикт Камбербэтч – Шерлок;
Лара Пулвер – Ирен Адлер в этой серии.


Лара: “У тебя очень жесткие выражения в этой сцене”.
Бенедикт: “Это один из моментов, которые мне нравятся, потому что он в своем роде старается поступить правильно, но еще он просто злится, потому что терпеть не может обычные удовольствия Рождества; и это та сцена, где всё сочувствие к нему испаряется. Он на самом деле на полном газу, так что его обыгрывают из-за его жестокости”.
Марк: “Мне нравится это: Джон на самом деле говорит: ‘Возьми выходной’”.
Бенедикт: “Находиться в обществе кого-то, кто видит каждую мелочь [и разглашает] все тайны или мысли, это… жить с этим должно быть очень изнурительно”.
Стивен: “Странный второй акт, не правда ли, потому что [Шерлок и Ирен] на самом деле не встречаются, и я подошел к этой части сценария без четкого представления о том, что именно я собираюсь делать. Она должна послать ему сообщение, и это должен быть телефон. И что, черт возьми, мне теперь делать?”
Марк: “Убей ее”.

Марк: “Вчера вечером я был очень впечатлен Лу Брили в роли Молли. Зрители ее совершенно обожают”.
Лара: “О, они так сопереживают”.
Сью: “Они хотят, чтобы они были вместе, не так ли?”
Марк: “Что-то очень трогательное было в том, что она так много страдает. Она своего рода идентификатор”.
Стивен: “И она единственная из наших постоянных персонажей, кто вообще не имеет эквивалента в оригинале. Так случилось просто потому, что мы прослушивали Лу на крошечную роль в пилоте, и она была так хороша, что мне моментально пришла в голову другая идея”.

Марк: “И наше любимое место – морг Мертир Тидфил!”
Лара: “Никогда не забуду, как ко мне подошла молодая девушка и сказала: ‘Я вчера была дублером вашего трупа!’ – и я сказала: ‘... Отлично! Спасибо!’”
Стивен (подражая Ларе): “‘И где же ты была, когда надо было снимать обнаженную сцену?’!”

(Во время сцены в коридоре морга)
Сью: “Это прекрасно снято, мне кажется – и это также прекрасно сыграно”.
Марк: “Спасибо. Это прекрасная сцена”.
Лара: “Ага. Этот кадр вас двоих в профиль…”
Марк: “Это на всех марках”.
Сью: “Снималось в Бристоле, потому что в Уэльсе нельзя курить в помещениях”.
Марк: “Мы должны были вернуться в Англию, чтобы выкурить сигаретку”.
Бенедикт (когда Шерлок выдыхает первое облачко дыма): “О, посмотрите, как ему приятно. Это было приятно только в первом дубле”.
Сью: “Да, а к двадцатому…”
Бенедикт: “У меня было отравление никотином, я не мог спать нормально в ту ночь, а у меня была очень важная сцена на следующее утро. Дети, не делайте этого. Оно вас убьет, курение – это не забавно”.

Бен беспокоится о том, где он сделал акцент в фразе “Тут низкое содержание никотина”.
Марк: “Мы это исправим”.
Стивен: “Исправь это живьем в комментариях!”
Бенедикт: “Давайте говорить поверх!”

Стивен вспоминает, как он смотрел отснятые материалы “Скандала” и думал: ‘Ничего прекраснее я в жизни не видел’. Пол очень хорошо добивается того, чтобы самая важная персона в сцене выглядела наиболее заметной. Стивен вспоминает первую сцену дедукции в “Этюде в розовых тонах”, когда Шерлок определяет себя: камера движется на него в то время, как от Джона удаляется, и он становится меньше. Он говорит, что это отличный способ рассказывать истории.

(Когда Шерлок впечатывает цифры застывшего счетчика посещений блога в телефон Ирен)
Марк: “1895 – над этим хорошо посмеялись! Некоторые поняли”.
Стивен: “Все ли поняли? 1895 – для тех из вас, кто не знает, – это предположительно год, когда Шерлок Холмс был на пике формы в оригинале, и есть маленькое стихотворение о том, что там всегда будет 1895 – так что теперь у него есть блог, в котором всегда будет 1895!”
Марк: “Это был мой любимый год”.
Стивен: “Тебе он понравился? Ты раскрыл много преступлений в тот год?”
Бенедикт: “Ужасная была зима”.

Сью: “Сложно пытаться снимать зиму в середине лета ночью в Лондоне!”
Бенедикт: “Да, тот очаровательный рождественский свитер, в котором был Мартин, был немного… в июне это была сложная задача”.
Сью: “И еще ночью в Лондоне у вас есть около двух часов, прежде чем нужно покинуть улицы, потому что это жилая местность”.
Марк: “И много зелени”.
Стивен: “Зелень! Не говорите мне про зелень!”
Лара: “И у нас был подарок в виде беспорядков!”

(Когда Джон разглагольствует о комплексе всемогущества у Майкрофта, в то время как его привозят на электростанцию Баттерси)
Марк: “Энергетический комплекс! Быстрая смена кадров всегда срабатывает!”
Бенедикт (когда мы видим прекрасный кадр, где машина въезжает внутрь станции): “Если Пол МакГиган не начнет снимать рекламу для “Ягуара”, я перестану делать для них озвучку”.
Сью: “Прекрасное место”.
Марк: “Это прекрасная сцена [т.е. разговор между Джоном и Ирен]. Вчера вызвала аплодисменты”.
Бенедикт: “Это правильно. Необыкновенно красиво сыгранная и потрясающе написанная сцена. Понимаешь всё о любви Джона – о мужской любви, не о каком-то другом виде любви…”
Марк: “‘Мубовь’. Давайте называть это ‘мубовь’!”
Бенедикт: “Она говорит всё об их отношениях. Она говорит, что там есть связь и забота, и там всё, что они не говорят друг другу, но что он позволил себе сказать, думая, что Шерлока там нет. Вот где – как в рыцарском романе – это невероятно по-британски. Там очень много прекрасно приглушенных тонкостей и нюансов”.
Лара: “Это было прекрасно еще и потому, что в этом моменте, мне кажется, у нас [у Ирен и Джона] есть связь двух персонажей”.
Бенедикт: “Это потрясающе снято. Посмотрите на освещение. Это просто красиво”.
Марк: “Еще это на самом деле привилегия – снимать на электростанции Баттерси. Это помещение есть в ‘Смысле жизни по Монти Пайтону’”.
Сью: “И в ‘Король говорит’”.
Бенедикт: “А еще в ‘Бразилии’?”
Марк: “Да, я думаю, там это могло быть”.

Это охраняемое здание, и им пришлось снять доски, закрывающие паркетный пол, а потом уложить их обратно. Еще в некоторых местах они должны были носить каски.
Стивен: “Я бережно храню твою фотографию в этой каске!”
Бенедикт: “Долгое время она стояла у меня как обои на рабочем столе. Мне так нравилось”.
Лара вспоминает лицо своего стилиста по прическе, когда пытались надеть каску на ее творение!

Лара: “[Мартин] сыграл эту сцену со всеми оттенками и эмоциями. Он был просто чудесен. Он гениальный актер, как он все быстро схватывает...”
Марк: “Он гектёр! Я собираюсь продолжать эту игру! ‘Гектёр’ и ‘мубовь’!”
Лара: “Из этого выйдет ‘Книга Гэтисса’, не так ли?!”
Бенедикт: “Годтисса”.
Стивен: “Должен сказать, довольно легкий день для тебя, Бенедикт. У тебя вся кульминация”.
Лара: “Думаю, как раз в тот день ты начал мне показывать статью об орангутанге откуда-то из The Independent или The Guardian и говорил, что он выглядит как Мартин Фриман! Нет – это вообще было не животное – это было какое-то племя…”
Стивен: “Это ты к чему сейчас?!”
Лара: “Ты не помнишь?”
Бенедикт: “Я не помню!”
Лара: “Ты говорил, что он выглядит как Мартин Фриман в костюме Хоббита! Я уверена, что это была фотография танцующего племени”.

(Когда Шерлок возвращается в 221B)
Марк: “Это один из моих любимых моментов”.
Сью: “О да, выражение его [Шерлока] лица”.
Стивен: “Этот крупный план в конце, не так ли, когда он выходит из кадра, чтобы ввергнуть кого-то в ад”.
Марк: “Абсолютно веришь, что он способен почти на всё, вот что здесь великолепно”.
Стивен: “Что полезно в этой истории – вы только что видели, как он на самом деле был уязвимым в нескольких сценах; вы слегка беспокоитесь, что он может быть не в форме, что он может не оказаться великим Шерлоком Холмсом – но в этот момент вы думаете: ‘О Боже мой’”.

Бенедикт: “Когда мы снимали кусочек перед тем, как я обнаруживаю, что кто-то обидел мою миссис Хадсон, когда я на тележке [около 221B], меня возили по всей Верхней Гоуэр стрит и это было очень смешно, потому что теперь мы очень популярны и у нас есть поклонники, и на улице была большая аудитория, около сотни человек, и они все смотрели и спрашивали: ‘Что, черт возьми, происходит?! Что это такое?!’ Было очень приятно это делать, когда они не знали, какого черта там творится!”
Сью: “Я думаю, там на заднем плане наблюдали еще и многие из съемочной группы, потому что никто из нас не верил, что из этой съемки что-нибудь получится!”

Лара: “Вы знаете, как много писем я получила с вопросами о пальто [Шерлока]? ‘Где мы можем купить Пальто?’!”
Сью: “Я не знаю, почему они не шьют их побольше”.

(Когда Шерлок подбрасывает банку после того, как распылил содержимое Нельсону в лицо)
Бенедикт: “Еще одно подбрасывание. Мне надо прекратить подбрасывать”.

Когда Шерлок опускается на колени перед миссис Хадсон, а потом поворачивается к Нельсону с реально угрожающим взглядом, Бенедикт комментирует: “Я с ним еще не закончил!”

(Записка, прикрепленная к двери, когда Джон возвращается домой)
Марк: “Что интересно, почерк Шерлока – потому что он спешил – ухудшился и превратился… ”
Стивен: “…в почерк кого-то другого!”
Марк: “…в почерк трехлетнего ребенка!”
Бенедикт: “Большое вам спасибо. Это мой почерк”.
Стивен: “[Шерлок] удалил хороший почерк из своего мозга, чтобы освободить место для чего-то другого”.
Марк: “Тодд Бойс [Нельсон] постоянно играет американцев в британских фильмах, и делает это необычайно хорошо, должен сказать. Я недавно видел его в «Мисс Марпл» и подумал: ‘У тебя точно не все дома’”.
Бенедикт: “Я снимался с ним в одном из моих первых фильмов – версии ‘Холмов как белые слоны’, и с тех пор мы больше не виделись”.

Лара (при виде Шерлока и Лестрада около кафе Спиди): “Вы посмотрите на этих двух красавцев!”
Марк: “Вот такие сериалы мы хотим смотреть, правда?!”

Бенедикт: “Вытираю ноги, а потом лезу в холодильник – именно так я делаю дома; именно так делает сын Уны”.
Стивен: “Моя любимая часть – это как ты лезешь в холодильник. Это была твоя идея?”
Бенедикт: “Ага”.
Стивен: “Я думаю, это прекрасно. Это исчерпывающе объясняет, кто они друг для друга, – то, что он просто так входит и роется в ее холодильнике. Он даже не задумывается: ‘Что там? Ага, вот’”.
Марк: “Это немного похоже на то, как студент приходит домой, швыряет сумку и кричит: ‘Что в холодильнике, мам?’”
Бенедикт: “Это потребительские, но очень любящие отношения”.
Лара и Бенедикт (в один голос цитируя Шерлока): “Англия падет”.
Стивен: “Вчера это вызвало аплодисменты, не так ли?”
Бенедикт: “Не только мы любим Уну”.

(Когда Шерлок и Джон возвращаются наверх)
Сью: “Джон несет здоровенный бокал вина, да?”
Бенедикт: “Мне кажется, это виски, нет? В такие бокалы вино не наливают”.
Стивен: “Если внимательно смотреть сериал, можно увидеть подтекст о пьянстве Джона. Джон всегда просто в зюзю к полуночи!”
Бенедикт: “Да ладно, это новый год! ”
Марк: “Даже он забывает имена своих подружек, и вот почему!”
Бенедикт: “Бокал изменил форму, или это только мне кажется?”
Стивен: “Думаю, это только тебе кажется. Не думаю, что бокал на это способен. Его способности многочисленны и велики, однако…”
Бенедикт (когда Шерлок подбрасывает смычок перед тем, как начать играть на скрипке): “Опять подбрасываю. Мне надо прекратить подбрасывать!”
Марк: “Мы много спорили о рождественских открытках, и, конечно, у Шерлока Холмса в оригинале никогда бы не нашлось времени на Рождество, так что, очевидно, все они адресованы доктору Ватсону; и мы не смогли изобрести способ показать, что на самом деле там могла быть одна открытка для Шерлока от его мамы”.

(Когда Ирен получает смс от Шерлока)
Бенедикт: “Это прекрасная смена кадра. Но и прекрасное пальто”.
Лара: “Я помню, как мы снимали это у собора Святого Павла и ждали автобуса, чтобы у нас было его отражение в витрине. Вся сцена зависела от автобуса, поэтому я стояла на краю дороги и кричала ‘Автобус!’ во всю силу моих легких первому помощнику режиссера, чтобы мы могли потом быстро снять”.

(В лаборатории Бартса)
Бенедикт: “Посмотрите, какая Лу хорошенькая. Она такая сияющая и выглядит так мило, а он – такая задница. Но это одна из моих любимых реплик: ‘Она моя девушка, потому что я просвечиваю рентгеном ее телефон?’!”
Марк: “Еще там очень показательная реплика, когда она говорит: ‘Мы все делаем глупости’, а он говорит: ‘Да, они делают, точно’, как пришелец”.

(Когда Шерлок возвращается домой и начинает принюхиваться)
Стивен: “А вот его унюхавший женщину нос!”
Сью: “Это было смешнее всего при монтаже, помните – сначала там не было кадра [Ирен] в постели, и Стивен сказал Полу: ‘Должен быть кадр с ней в постели, иначе там может быть что угодно – там может быть бритая обезьяна’”.
Стивен: “И они спорили целый день, и я сказал: ‘Нет, мы должны на самом деле увидеть то, что видят они. Там же может быть что угодно – бритая шимпанзе’, а потом я получил немного сердитое письмо от, кажется, Пола МакГигана, в котором было: ‘Ну что, смотри, все как ты просил, я и сделал’, и там была бритая обезьяна! Они потратили около трех часов на то, чтобы это сделать – она была превосходно туда вмонтирована!”
Сью: “А я не могла открыть файл, а потом ты ответил Полу: ‘Что ж, думаю, все хорошо, но Сью, как ты думаешь, Лара будет нормально выглядеть в этой позе?’ И по сей день каждый раз, когда мы подходим к этой сцене, я боюсь, что там появится обезьяна!”
Бенедикт: “Вот сейчас появится очень много слэшевого фанфикшена!”

(Во время сцены в гостиной)
Стивен: “Мне нравится кусочек, где они соревнуются. Здесь, я полагаю, мы на самом деле видим, как они флиртуют”.
Лара: “Их представление о флирте”.
Марк: “Это интеллектуальный флирт, потому что он думает, что победил ее, а она победила его”.
Стивен: “Для них это секс”.
Лара: “Это оргазмично!”

Марк: “‘Хэмиш’ – это из фильмов с Рэтбоуном, не так ли?”
Стивен: “Нет. Когда Дойл писал свои рассказы, он был ужасен в плане последовательности. Последовательность была так плоха, что однажды он забыл имя доктора Ватсона и заставил его жену называть его Джеймс. Его называли Джеймс весь рассказ!”
Бенедикт: “Возможно, это она забыла его имя!”
Стивен: “Кто-то выдвинул блестящую теорию, что его второе имя – Хэмиш, потому что в рассказах он Джон Х. Ватсон, а Хэмиш – шотландская версия имени Джеймс, так что она называла его вторым именем”.
Бенедикт: “Я предпочитаю считать так, чем думать, что у него было хреново с последовательностью”.
Сью: “Но разве он не назвал однажды миссис Хадсон ‘миссис Тернер’?”
Бенедикт: “Это немного сложнее оправдать шотландским произношением, не так ли?”
Стивен: “В одном рассказе она превращается в миссис Тернер. Мы сделали отсылку к этому, в ‘Этюде в розовых тонах’ миссис Тернер живет по соседству”.
Марк: “Мы не обращались только к одной вещи – к тому, что профессор Мориарти и его брат имеют одинаковое имя! ”
Стивен: “Но мы думаем об этом… может быть! Мы работаем над этим! Мы разобрались с ранением в первом рассказе – Ватсона ранили в плечо, затем ранение таинственным образом переместилось в ногу, так что мы с этим разобрались”.
Марк: “Отлично то, что недостаток последовательности у Дойла – прекрасное поле для шуток для тех, кто в теме”.

(Когда Шерлок делает умозаключения после того, как видит письмо на телефоне Ирен)
Лара: “Я должна без остановки превозносить тебя за эту сцену, Бенедикт, потому что – боже – этот диалог”.
Бенедикт: “Это как раз сцена, которую должны были снимать наутро после отравления никотином. Первый раз было невероятно тяжело. Мне было очень жарко, сцена показалась очень трудной, и это была своего рода катастрофа. Мы вернулись к ней на следующее утро, и я все сделал с первого раза. Это прекрасная сцена, но она потребовала очень много работы”.

(Когда Ирен говорит реплику “Я хотела бы взять тебя прямо здесь, на столе”)
Бенедикт: “Люблю этот момент, но я должен был говорить в ту же минуту, как открыл рот, потому что – если реакция зрителей прошлым вечером чего-нибудь стоит – они смеялись в минуту, когда я… потому что, думаю, они ожидали, что я буду разевать рот, как золотая рыбка. Я должен был говорить сразу, но вот так выглядит его косноязычие”.
Стивен: “Я думаю, что он просто выключается на мгновение. ‘Я пытаюсь это обработать; у меня нет ответа; о Боже мой. Куда делась вся кровь из мозга?’”

Стивен: “Я хочу поговорить о выдающемся доме Майкрофта с его шахматными фигурами в человеческий рост! Господи, что он там делает по вечерам в полном одиночестве?!”
Марк: “Возможно, это родовой дом Холмсов. Возможно, это место, где мы выросли”.
Сью: “Он живет один?”
Стивен: “А, ну, это все нужно обдумать”.
Марк: “Думаю, в этот рождественский вечер Майкрофт точно был один”.
Сью: “Вероятно, у него есть домохозяйка”.
Марк: “У него есть миссис Тернер!”

(Когда Шерлок и Ирен одни в 221B)
Стивен: “Вчера вечером можно было слышать звук разбивающихся сердец всех фанов, и они говорили: ‘Боже мой, они на самом деле этого не сделают?! Потому что выглядело так, будто это должно случиться’”.
Лара: “Это была первая наша совместная сцена, не так ли? Это был наш первый день вместе”.
Стивен: “Обращаю ваше внимание на злобные волосы Ирен. Сейчас у нее добрые волосы, потому что она сейчас добрая, но когда после этой сцены она видится с ними на самолете, она тянется к скрытому переключателю у нее на затылке, который опять переключает ее волосы на злобные!”
Лара: “Помню, как Пол заметил, что каждый член съемочной группы мужского пола внезапно оказался в комнате, чтобы посмотреть, что мы с тобой собираемся делать!”

Лара: “Это был первый раз, когда меня увидели ваши фаны”.
Стивен: “И самая последняя сцена, в которой ты снялась”.
Сью: “В твиттере тогда была большая активность”.
Стивен: “Потому что на тебе был халат”.
Марк: “Я всегда нахожу интересным то, как люди видят только фрагменты и на самом деле пытаются восстановить всю историю из одного кадра в окне”.
Сью: “И чей халат это был…”

Сью: “Мы сначала думали снимать [сцену в самолете] днем и занавесить самолет, но потом кто-то сказал – а если будет ветрено”.
Стивен: “А потом кто-то сказал: ‘Как насчет ночи?’!”
Бенедикт: “[Когда Шерлок приезжает к самолету] Это был последний дубль всей ночной съемки”.
Марк: “Ах, да, там было все наоборот, когда вместо заката пришел рассвет”.
Стивен: “Я помню съемки в интерьере. Я только что закончил сценарий рождественского выпуска ‘Доктора Кто’ и так устал, что зашел, сел в кресло [в самолете] и заснул”.
Лара: “В бизнес-классе!”
Марк: “Все эти съемки – я никогда не сталкивался ни с чем подобным, потому что мы были в бизнес-классе, а другая сторона была полностью заполнена статистами, которые все постепенно позасыпали. Некоторые храпели…”
Бенедикт: “Но хуже всего было то, что они начали двигаться во сне, и внезапно мертвые начали оживать”.
Стивен: “Один парень – во время того, что я считал особенно хорошим дублем – просто… [он изображает громкий храп, а все остальные шумно зевают]!”
Марк: “Но с другой стороны занавески в бизнес-классе все члены съемочной группы свернулись калачиком и заснули”.
Бенедикт: “Дай – огромный здоровяк-регбист, один из рабочих – заснул и, согласно всем остальным, кто там был, говорил во сне: ‘Нет, Джейми, Джейми, нет, нет’! Джейми – это наш ассистент оператора по наводке резкости изображения… и он заслуживает упоминания. Какая тяжелая работа… ”
Сью: “…в четыре часа утра!”
Бенедикт: “В любой час утра”.
Сью: “Но, Стивен, я не видела тебя несколько дней, ты был в отъезде. И они сделали нам милое парное сиденьице, да, в том самолете?”
Лара: “Аххх!”
Сью: “Если не принимать во внимание то, что ты заснул…”
Марк: “…в секунду!”
Стивен: “Я очень устал!”

Марк: “При первом прочтении этой сцены я думал о том, какими сложными и длинными путями идет Майкрофт, чтобы добраться до сути”.
Стивен: “Первоначально я предложил зажечь свет, чтобы раскрыть их. Первоначально Майкрофт должен был сидеть и проливать свет на ситуацию”.
Марк: “А я сказал: ‘Но это означает, что он сидел там несколько часов, со всеми этими плохо пахнущими трупами’!”
Стивен (как Майкрофт): “‘Он уже здесь? Я мог бы уже уйти и вернуться’!”

Сью: “Мы пытались решить, как их всех кормить, и я не видела ничего плохого в том, чтобы просто выдать всем самолетную еду и чтобы они оставались на своих местах, но это не прошло”.
Марк: “Они все попросыпались и подумали, что они в Марбелле”.
Сью: “Я помню, как Ческо [Франческо Рейди, первый помощник режиссера] сказал: ‘Ладно, все: убедитесь, что человек рядом с вами не спит к началу дубля. Это дубль длиной в восемь минут. Убедитесь, что никто не храпит, прежде чем мы начнем’!”

(Когда Ирен заходит в самолет)
Стивен: “Вот и она. Она задействовала скрытый переключатель, и ее волосы вернулись в злобный режим”.
Лара: “Посмотрите на это платье. На камеру выглядит, как кожа”.
Сью: “Кто его сделал?”
Лара: “Она дизайнер в Найтсбридже. Я даже не помню ее имени. Ткань была накрахмалена, но это не кожа”.

(В доме Майкрофта)
Марк: “Здесь мы видим Шерлока на самом дне, мне кажется. Его полностью переиграли. Интересно, в какой момент падает монетка? Мне интересна эта часть, потому что он очевидно уже трогал ее пульс и сделал это все…”
Лара: “Это во время упоминания Мориарти, не так ли? ”
Марк: “Это, я думаю, дает ему дополнительный стимул не позволить себя переиграть”.
Стивен: “Когда она объясняет, как непроницаем ее телефон, он думает ‘Разве? Да ладно… я могу понять, я могу это сделать…’”
Лара: “Ты на самом деле об этом думал, Бенедикт?”
Бенедикт: “Ммм. И мне было интересно, смогу ли я не заснуть еще две минуты…”

Они обсуждают, как переснимали сцену три раза, ставя актеров в разные позиции, один раз с Майкрофтом перед камином, прежде чем их все устроило.
Бенедикт: “Самым главным было то, что [Шерлок] держится отдельно из-за того, через что ему пришлось пройти. Он – униженный младший брат. Он проигравший в этой игре”.
Лара: “И моя победа так близка!”
Стивен: “Это ужасно, что он делает с тобой. Потому что он побеждает, демонстрируя, что она влюблена в него. Сказав это, она была готова унизить его, взять деньги и, возможно, позже покатать его на своей яхте”.

Марк: “Там есть одна мелочь, к сожалению, не показанная, когда я делаю заметку про Джеймса Мориарти: я пишу на манжете, как делал Шерлок в оригинале, и я думал: ‘Может быть, это семейное’. Я принес свой собственный автоматический карандаш!”
Стивен: “Разве так было не потому, что раньше манжеты были съемными? Майкрофт так богат, он просто избавляется от манжет!”
Марк: “Я никогда не надеваю рубашку дважды. Я отдаю их моим шахматным фигурам… или каким-нибудь мертвецам, которых я держу в холодильнике!”

(Когда Шерлок касается запястья Ирен)
Стивен: “Этого не было в сценарии. Это ты придумал, Бенедикт?”
Бенедикт: “Это была моя идея, как и склониться к ней, потому что мне нравилась мысль о том, чтобы он оказался в тени, потому что он играет с такими темными вещами, сводя любовь к чистой химии”.
Стивен: “Следует надеяться, что идея этой сцены в том, что в ее начале вы ненавидите ее, а в конце ненавидите его”.

Стивен: “Мы долгое время играли с идеей, чтобы буквы появлялись, когда он [впечатывал их на телефоне Ирен]. Я рад, что мы так не сделали”.
Марк: “Человек передо мной прошлым вечером на этом месте [тихо] сказал ‘Оххх’”.
Сью говорит, что крупный план телефона был последним снятым кадром всей съемки.
Марк: “И он был снят в другом месте”.

(Когда Шерлок стоит у двери)
Стивен: “Каждый раз, когда камера переходит на Ирен, у Шерлока то одна рука в кармане, то другая”.
Бенедикт: “На самом деле вовсе нет. Моя левая рука не в кармане, правая рука тянется в карман, думаю, вы увидите”.

(Возле кафе Спиди под дождем)
Марк: “И это был…”
Сью и Марк (одновременно): “…день беспорядков!”
Марк: “Этот фрагмент сняли нормально, и, кажется, мы сделали один дубль сцены внутри кафе. Тогда были летние бунты, и полиция уже предупредила нас, что мы должны закончить до наступления темноты. Мы были готовы к этому, и прошлой ночью уже произошел инцидент, были украдены строительные леса. И мы снимали, как вдруг перестала работать машина с ‘дождем’, и первый помощник режиссера зашел и сказал только: ‘Уходим’, и полиция сказала: ‘Уходим’, и мы побежали, мы побежали со всех ног. Была очень странная атмосфера”.

Марк: “На ранней стадии мы много говорили о том, что, конечно, Джон не присутствует все [предыдущее] действие, но это не проблема – не просто потому, что там вся история о Шерлоке и Ирен, но на самом деле из-за этой сцены, мне кажется. В конце концов именно он принимает решение. Думаю, степень доверия измеряется тем, что вы не думаете: ‘Боже, ну почему в серии нет этого главного героя?’ На самом деле потому, что история делает именно то, что должна делать”.
Стивен: “А еще – и я просто стянул это из фильма Билли Уайлдера [‘Частная жизнь Шерлока Холмса’] – но вы убираете Джона из уравнения, и Шерлок мгновенно становится более уязвимым. Вы больше боитесь за него, когда у него нет его друга и помощника”.
Лара: “Я чувствую себя так, будто нахожусь в комнате, полной гениев, рассказывающих истории, когда слушаю вас двоих”.

Марк: “Я хочу видеть флэшбек, где Шерлок – пират!”
Стивен: “Есть немного от Марка там, где Майкрофт говорит: ‘Он хотел быть пиратом’, и вдруг у него на мгновение появляется отсутствующее выражение на лице, я думаю, это очень мило”.
Марк: “Ах, там так много истории, о которой мы никогда не узнаем. Мы будем открывать туда маленькие окошки”.

Стивен: “А [Мартин] так умен в каждом этапе своей нерешительности – когда он это сделает?”
Лара: “Он прекрасно их наслаивает”.
Сью: “Я понимаю, почему [Шерлок] хочет оставить себе телефон, – это дорогой телефон!”
Марк: “Он должен был быть отделан кожей леопарда или чем-то таким, чтобы сделать его узнаваемым. На самом деле там инкрустированы бриллианты; из-за розового телефона в прошлом сезоне мы не хотели, чтобы этот телефон был похож на тот”.

Марк: “А теперь вопрос: мы постоянно говорим ‘камерафон’. Мы это сделали только для того, чтобы люди знали, что это такое? Можно было бы сказать ‘О, мой телефон’”.
Стивен: “Я также хотел клавиатуру, где были бы буквы и цифры, хотя на самом деле выражение ‘камерафон’ немного устарело; люди больше не говорят ‘камерафон’. Но что здесь можно сделать? Мы и так достаточно облажались с историей, я думаю!”

Марк: “Мне это очень нравится. Каждый раз, как я это смотрю – несколько сотен раз – я всегда плачу. Вы так уверены, что когда она посылала свое последнее сообщение – в тот день, когда умерла – она думала о нем. И я помню, как читал… потому что мы, конечно, много говорили об этом, но я подумал: ‘Ох, она мертва; он убил ее’, – а потом сюрприз…”
Сью (Стивену): “Ага, потому что ты же не говорил нам, когда писал?”
Стивен: “Я хранил эту тайну. Я знал, что спасу ее, [но] сказал Марку и Сью, что, наверно, убью ее, и большая дилемма будет состоять в том, скажет Джон Шерлоку или нет. Я хотел посмотреть, как они отреагируют, когда в последний момент сказал: ‘Нет, он ее не убьет. Конечно, он спасет ее!’”
Сью: “Думаю, тебе удалось обвести всех вокруг пальца и убедить, что затемнение – это конец серии”.
Марк: “Я вчера был в панике, боялся, что люди начнут аплодировать при затемнении”.
Стивен: “Вот и он. Лоуренс”.
Марк: “Лоуренс Камбербэтчский”.

Лара: “О – еще раз подбросил”.
Бенедикт: “Это последний раз”.
Марк: “И люди всегда хотят знать: ‘Это Женщина или ТА женщина? Это и то, и другое!”
Стивен: “Красиво, когда звучит музыка, вы слышите последние такты темы Ирен и наконец-то она разрешается. Раньше вы никогда не слышали, как она разрешается”.
Марк: “Кроме того, что довольно красиво, он закрывает ящик…”
Бенедикт: “…и закрывает серию”.
Стивен: “Но все закончено. Он не думает об этом больше – о, конечно, он иногда думает об этом – но, знаете, назад к работе, назад к Шерлоку Холмсу”.
Марк: “Назад к приключениям”.

Марк: “Что ж, большое спасибо за то, что слушали. Спасибо за терпение. Полагаю, вы слушали в несколько приемов”.
Лара: “Мы наградим каждого, кто прослушал в один прием!”
Стивен: “Увидимся в ‘Собаках Баскервиля’”.

Сью: “Симпатичная концовка, не так ли?!”
Стивен: “Думаю, на ней должно быть больше имен!”
Tags: Шерлок: 2x1 A Scandal In Belgravia, Шерлок: бонусы
Comments for this post were disabled by the author